СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»
04.08.2015 Вадим Потомский недоволен темпами строительства домов на месте взрыва

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

В Орловской области продолжают закрывать сельские школы

«…Да что это за школа? Учителей не хватает, материальная база слабая, детей пять человек…Чему   там научат?  В  райцентре детям  лучше будет учиться…» Чиновники обычно говорят эти слова с непоколебимой верой в то, что «оптимизация», а проще говоря, стремление максимально сэкономить на образовании, есть  благое дело.

По закону, ликвидировать сельскую школу без решения сельского схода невозможно. Однако процесс  уничтожения идёт полным ходом: только  в первую «пятилетку» XXI века в России закрылись 6,5 тыс. школ, а во вторую — почти 13 тысяч. В Орловской области  за последние 6 лет количество школ сократилось с 606 до 401. Как же чиновники обходят законодательство?

Очень просто. Ликвидаторы руководствуются  постановлением правительства РФ «О реструктуризации сельских школ» и   концепцией реструктуризации. Иезуитская методика «сбрасывания балласта» в виде  затратных малокомплектных школ   — это их реорганизация, укрупнение, присоединение...  Проще говоря, школы «сливают». На парламентских сессиях   представители  департаментов и отделов образования рисуют  радужные перспективы, бойко  оперируя названиями программ типа «Наша новая школа», «Школьный автобус», «Поддержка молодого специалиста на селе» и т.п.  Правда, никто из них не хочет честно признаваться в том, что, например,  в комплекте с программой «Школьный автобус»  селу крайне необходимы такие программы, как «Школьный грейдер», «Школьный тягач», «Ремонт школьного автобуса», «Трезвый водитель школьного автобуса»… А пора бы уже кое-кому из департаментов реально посмотреть на сельские реалии!

Шутки шутками, но местные «государевы люди» год от года тихо и аккуратно истребляют малые школы. Жителям  ни в коем случае не говорят  о закрытии, а уведомляют о «реорганизации путем присоединения», постфактум объявив малокомплектную школу филиалом опорной. Для этого даже никакого схода не нужно.  Далее малокомплекная школа перестает быть юридическим лицом и становится подразделением другого юрлица. Опорная школа может делать со своим филиалом всё,  что угодно. Забирать имущество, сокращать коллектив, закрыть при желании … Будут ли «истреблённые» учителя и обиженные родители  судиться с местными властями? Маловероятно.

Для борьбы с «реструктуризацией» остаётся лишь способ  гражданского сопротивления: акции протеста сельских жителей. Но победа вероятна лишь тогда, если на защиту школы встаёт родительский комитет, весь педагогический коллектив во главе с директором,  борьба носит организованный характер, а протестующих поддерживают депутаты-коммунисты. 

 

Гражданское неповиновение

Ещё свежа в памяти история Губкинской школы Малоархангельского района, когда местному главе не удалось переломить сопротивление  жителей. Родители были до предела возмущены:  школу собрались реорганизовывать из средней в основную, а  старшеклассников возить за7 кмв Луковскую школу. Жителей, естественно, не спросили, согласны ли они с этим… Тогда селяне, протестуя, собрали свой сход.   Родители и учителя не сдавались, несмотря на давление и запугивание чиновников. Вопрос о судьбе Губкинской школы рассматривался на сессии облсовета в присутствии губернатора, которого призвали вмешаться в ситуацию. Благодаря активному участию депутата-коммуниста Е.Е. Мельника и твёрдой позиции директора школы А.Н. Панкратова, Губкинскую  школу на время удалось отстоять.

...Страсти в  Малоархангельском районе на какое-то время улеглись и, тем не менее, администрация района не оставляет попыток найти возможность решить вопрос о реорганизации школы (готовы идти на обман). А в области уже зреет новый протест — в Архангельской школе Залегощенского района, что в селе Благодатное. Хорошее добротное здание, учится здесь 22 ученика, в перспективе будет 29. Год тому назад  Архангельскую школу без ведома жителей сделали филиалом Сетушинской школы. К слову, нового директора С.Ю. Абрамову родители не видели  почти ни разу. И когда она вдруг в конце мая появилась в Архангельской школе, чтобы забрать часть имущества и посуду для Сетушинского пришкольного лагеря, это вызвало закономерную волну негодования родителей…

— Перестаньте грабить нашу школу! — голос  председателя родительского комитета Т.Д. Кузиной  дрожит от боли, когда она рассказывает дикие подробности. — Эта посуда, эти чашки, ложки и  тарелочки куплены на заработанные нашими детьми, которые собирали и сдавали яблоки, некоторые ребята их из дома приносили… Мы, учителя и родители, собрались и не пустили грабителей в школу. Тогда   Абрамова вызвала полицию! Полицейские приехали, не поняли: что тут происходит?   Мы им говорим, что  школу защищаем от разграбления, наше имущество забирают! Нас хотят закрыть!... Абрамова привезла какое-то  подозрительное постановление главы о закрытии филиала  — подписи  В.Н. Брежнева нет, печать не видна... И приказ из РОНО, подписанный И.В. Зубовой. Мы не отдадим  школу, будем защищать права своих детей!...

…О том, что  в школу приедут забирать имущество, родители и учителя знали уже с утра. Местный глава В.Н. Брежнев звонил в филиал,  требовал выгнать всех учителей и опломбировать школу… Жутковато.  Не правда ли,  всё это  напоминает сцены расправы полицаев над русским народом?...

                «Дикое поле»?

… Что такое сельская школа? Сама планета и орбита, центр культуры и общественности,  библиотека, праздники... И когда ее, якобы невыгодную, отсталую и некачественную, убивают, то все построенное умирает вместе с ней: традиции, система отношений, дисциплинирующее и цивилизующее начало, перспективы... Это отлучение деревни от будущего, и в конечном итоге одно из самых тяжелых социальных фиаско страны. Без школы село превращается в кладбище.

Закрытие малокомплектных школ  — угроза  для всей России. По сути, это программа  ликвидации неперспективных деревень. Мы уже потеряли треть территории после распада СССР;  теперь же государство  инициирует вымывание сельского и провинциального населения в мегаполисы. Происходит внутренняя деколонизация России, то есть отказ от территорий, освоенных тысячелетиями. В итоге получаем «дикое поле», обезлюдевшее, запустевшее, словно фашист над ним пролетел…  Это проблема масштаба национальной безопасности.   Россия — огромная малонаселённая страна.  Уже сейчас её огромные пустующие территории заполняются. Тот же Залегощенский район, например, наводнили курды — привычные к низким жизненным стандартам переселенцы из Средней Азии. «Азиаты, таджики, узбеки там, где русские были всегда. «Льются слез бесконечные реки и спешит за бедою беда…» — это строчки из стихотворения С.Борискина «Умирает село» как раз о  том, как планомерно уничтожают  нашу страну…

 Ещё в 2010 году в Госдуме РФ рассматривался законопроект, запрещающий не только ликвидацию, но и реорганизацию сельских школ. «Единая Россия»  его не поддержала…  А что будет, если процесс уничтожения сельской школы не остановить? Возможно, нашим потомкам придется жить в стране с другой территорией и другой культурой.  Понимают ли это главы районов, руководители департаментов и отделов образования?...  Им, видимо,  всё равно — единороссы молча смотрят власти в рот, поддерживая геноцид собственного народа…

Но  вспышки народного гнева всё сильнее. Забитый и униженный учитель  перестаёт бояться и начинает поднимать голову.   Сегодня в блогах активно обсуждается история учительницы Татьяны Ивановой из Санкт-Петербурга, уволенной из школы: она рассказала прессе, как  чиновники РОНО и Горизбиркома склоняли ее к вбросу бюллетеней. На  учительницу подала в суд начальник отдела образования, и суд  частично удовлетворил её иск, оштрафовав Иванову на 30000 рублей… Решение суда люди встретили криками «Позор!» Сегодня вся страна поддерживает мужественную учительницу. Не всех ещё  можно запугать и устрашить...  Чиновники из областного Департамента образования понимают это, потому и держат в глубокой тайне ответ на вопрос,  какие школы  попадут под удар этим летом.  Но избежать столкновений с селянами не удастся.  Не выйдет, господа! Протестный опыт Губкинской и Малоархангельской школ  вооружит методикой сопротивления  тех, над кем нависла угроза…  Не сдавайся, сельский учитель.  Мы  должны остановить расправу над школой и селом!


Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив