СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

Красная строка: Третий Ермолов

«Изделие представляет собой статую генерала А. П. Ермолова, сидящего на «вздыбившемся» коне и держащего в левой руке нагайку, а в правой — поводья, в военной форме генерала Российской армии образца 1812 года без головного убора. Скульптурная композиция устанавливается на бронзовый плинт и имеет 3 опорные точки (задние ноги и хвост). Материал изделия: бронза... Габаритные размеры скульптуры: длина 5400 мм; ширина 2400 мм; высота 5400 мм», — из приложения к распоряжению правительства Орловской области от 29 декабря 2011 г. № 608-р «Описание скульптурной композиции «Генерал А. П. Ермолов».

Само распоряжение, подписанное А. П. Козловым, пунктом 1 предписывает «принять безвозмездно в государственную собственность Орловской области от Ассоциации общественных объединений «Общественная палата Орловской области» скульптурную композицию «Генерал А. П. Ермолов» согласно описанию, представленному в приложении».

То есть, если Общественная палата Орловской области захочет безвозмездно передать в государственную собственность Орловской области скульптурную композицию «Генерал А. П. Ермолов», не совпадающую с «описанием», данным в приложении, то принимать эту композицию в собственность Орловской области не следует. Это, безусловно, правильно. Конный памятник — изделие приметное, устанавливать подарок не глядя было бы в высшей степени неосмотрительно.

Общественная палата Орловской области, разумеется, не меценат и памятники не ваяет. Она послужила своеобразным передаточным механизмом между властью и исполнителем. В нашем случае — между администрацией Орловской области, решившей покончить к 2012 году с «ермоловской эпопеей» в Орле, и скульптором Равилем Юсуповым, взявшимся выполнить заказ — изваять памятник.

Возможно, это правильная схе­­ма. Конкурсы, проводившиеся Е. С. Строевым, результата не дали, общественные обсуждения вылились в свист и улюлюканье над представленными проектами. Новый губернатор пошел другим путем. В этом он, о чем следует говорить без иронии, повторил путь Екатерины Великой, позвавшей в Россию Этьена Фальконе для работы на памятником Петру I. Екатерина II тоже не проводила конкурсов. И памятник удался.

Сравнение уместно, поскольку еще весной прошлого года сообщалось, что «за основу монумента, который планируется установить в Орле, скульптор взял образ Медного всадника в Санкт-Петербурге». Когда сравниваешь памятник Петру I в Санкт-Петербурге и еще не законченный орловский вариант, приходишь к выводу, что статуи, действительно, похожи. Разумеется, там — Петр I, а у нас — Ермолов. Голову А. П. Ермолова Р. Р. Юсупов будет лепить с портрета русского генерала кисти Джорджа Доу. Полотно широко известно. Голову Петру I, кстати сказать, делал не Фальконе. А памятник в Санкт-Петербурге все равно получился.

Конечно, Екатерина Великая создала Эрмитаж и переписывалась с Вольтером. Она была просвещенным и абсолютным монархом и, если б возникла дискуссия, могла бы доказать, что обладает, как минимум, вкусом. В демократическом обществе от перегибов монархического правления спасают гласность и народный контроль. Но много ли первоклассных произведений искусства дала демократия? Примем за аксиому, что Равиль Рафкатович Юсупов — хороший скульптор. А его выбор орловской властью обоснован.

Поскольку памятник будет новой достопримечательностью города, возможно, что даже главной, поговорим о скульпторе и памятниках Ермолову подробнее.

Их (памятников Ермолову) сегодня в России два — в Минеральных Водах (установлен в 2008 г.) и в Пятигорске (в 2010-м). Орловский должен быть открыт в 2012-м. Таким образом, с периодичностью в два года Алексея Петровича Ермолова чтут в нашей стране в последнее время вот таким вот нешуточным образом. Это радует. Ермолов — символ государственности и имперской мощи. Именно поэтому бронзовые монументы «проконсула Кавказа» возникли там, куда Россия пришла всерьез и надолго. Если получится, то навсегда.

Орел — совсем другая история. «Третий» Ермолов целиком посвящен эпизоду Бородинского сражения и Отечественной войне 1812 года. Этого Ермолова связывает с местом установки памятника только происхождение рода Ермоловых — небогатых орловских дворян. Орел гордится своей причастностью к истории таким образом. И это тоже хорошая черта. Перефразируя известную поговорку, можно сказать так: скажи, кому у вас ставят памятники, и я скажу... Гордость славными предками — достойная черта.

Теперь о Р. Р. Юсупове. Памятник Ермолову в Пятигорске — его работа. Выигрывает ли Орел от продолжения темы, не знаю. Пятигорский Ермолов не на вздыбленном коне и совсем не похож на Медного всадника. В этом смысле Орел оказывается вторичен дважды: конный Ермолов уже есть, лучше Фальконе у Юсупова все равно не получится. Даже если получится (почему нет?), такой все равно уже есть.

Областная власть, судя по всему, решила действовать наверняка, по принципу «старый конь...» (далее всем известное продолжение про борозду). С точки зрения осторожного хозяйственника — мудрое решение. С точки зрения возможностей, которые предоставляет творчество...

Впрочем, Ермолов в Минводах вообще пеш, он стоит. Для решающего эпизода Бородина скорее всего не подходит.

Равиль Рафкатович Юсупов — востребованный скульптор, ваяющий конные фигуры. Пятигорск был только одним из этапов. Вот что пишут средства массовой информации города Кинешма.

«...Рабочая группа по доработке архитектурно-планировочного решения рабочей модели и проекта памятника в честь воеводы Фёдора Боборыкина и ополченцев, погибших в период Смутного времени в 1609—1612 годах, приняла решение об отказе от дальнейшего сотрудничества с творческим коллективом в составе скульпторов Максима Малашенко, Игоря Яворского, Константина Кубышкина и архитектора Андрея Шипунова. Этот коллектив был одним из двух победителей конкурса на разработку художественной концепции и эскиза памятника и выразил твердое желание продолжить работу, заявив о снижении стоимости проекта до 2 996 000 рублей. Однако впоследствии творческий коллектив заявил об увеличении стоимости памятника до 7 миллионов 100 тысяч рублей и уменьшении его размеров с 3,5 м до 3...

По итогам обсуждения принято решение направить творческому коллективу претензию, в которой объяснить невозможность дальнейшего сотрудничества, и передать право на изготовление памятника в честь воеводы Фёдора Боборыкина и ополченцев, погибших в период Смутного времени в 1609—1612 годах, второму победителю открытого городского конкурса скульптору Равилю Юсупову.

Он, не раздумывая, дал согласие продолжить работу над проектом и предложил рабочей группе рассмотреть конную скульптурную композицию размером 3,5—3,6 метра (две натуральные величины коня и всадника). Она обойдется городу в 3 миллиона рублей (без учета постамента)».

Это свежее сообщение, информация текущего года. В Кинешме — тоже сроки, 1612-й год, круглая дата. Равиль Юсупов и там тоже.

Процитированный текст дает дополнительную пищу для размышлений. Памятник Боборыкину меньше памятника Ермолову — 3,5 метра против 5,4. Размеры тем не менее сопоставимы. Однако в Кинешме работу оценивают в 3 млн. рублей (без учета постамента), а в Орле — пункт 3.1 договора, подписанного Ассоциацией общественных объединений «Общественная палата Орловской области» в лице председателя совета Лыгиной Нины Ивановны, «именуемой в дальнейшем «Заказчик», и скульптором Юсуповым Равилем Рафкатовичем, именуемым в дальнейшем «Исполнитель» — «стоимость выполнения работ... составляет 10 900 172 рублей...». Без учета постамента.

Без малого одиннадцать миллионов и три миллиона — тоже сопоставимые суммы, однако в несколько других пропорциях, чем 5,4 и 3,5. Заметьте, в Кинешме был конкурс. А в Орле его не было.

Это, конечно, проза, способная оскорбить в каждом орловском патриоте чувство прекрасного. Однако и Боборыкин, заметим, не чужой человек для Отечества.

Фраза: «Я полагаю, что торг здесь неуместен!», произнесенная Кисой Воробьяниновым, имеет прочные ассоциативные связи. Дело в том, что Равиль Юсупов создал для Пятигорска не только конного Ермолова, но также двухметровых бронзовых Кису Воробьянинова и Остапа Бендера. Обе скульптуры, особенно полюбившиеся гостям города-курорта, были разрушены неизвестными в первые же дни после установки.

Вот как писали местные СМИ про эпизод с Кисой. «...На данный момент милиция до сих пор выясняет обстоятельства случившегося. Специалисты установили, что памятник был расшатан, на месте сварочного шва произошел надлом, вследствие чего фигура Кисы упала». (Из материала «Разрушенный вандалами памятник Кисе Воробьянинову вновь установили в Пятигорске»). Аналогичным образом по­страдал и Остап Бендер.

Эта история ничего не добавляет к ермоловской теме, однако значительно расширяет кругозор любителей зодчества и ваяния.

О востребованности Равиля Юсупова говорит еще один факт, упомянутый нашими коллегами из города Кинешмы, озабоченными сроками открытия памятника Боборыкину. Цитата: «...Члены рабочей группы посетили скульптурно-техническое производстве ЗАО «АРТ-СТП», где планируется изготовление памятника. Сейчас на заводе Равиль Юсупов создает скульптуры для мемориала в Назрани, посвященного подвигу ингушской конной «дикой дивизии»». Конец цитаты.

Напомню, что речь идет о «текущем моменте», о «сейчас» в буквальном смысле этого слова. Памятник в Кинешме должен быть открыт в сентябре нынешнего года. Годовщина Бородинского сражения отмечается тогда же. О том, поджимают ли сроки в Назрани, неизвестно.

Отдельно о камне. Памятник без постамента, даже опираясь на хвост и задние ноги, не устоит. Знаменитую глыбу, неотделимую ныне от Медного всадника, с неимоверными усилиями везли и сплавляли, в честь чего была выбита медаль с надписью «Дер­зновению подобно». Цивилизация упростила решение транспортных проблем. Но очевидно, что второму Медному всаднику не быть. Как не быть в Орле и Гром-камню. В лучшем случае — будет что-то похожее. Но это в лучшем случае.

Одна из причин, по которой заворачивались проекты памятника в уже упомянутой Кинешме, формулировалась так: «Как отметили члены жюри, в состав которого вошли как архитекторы, так и историки, все варианты нуждаются в доработке... В некоторых проектах нет специфики, того, что сделало бы памятник единственным и уникальным в России...».

Счастливые люди живут в Кинешме, если позволяют себе хотя бы мечтать о подобном.

Сергей ЗАРУДНЕВ.


Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив