СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

Халтура за кадром — Путину не видно

Этим летом лесными пожарами охвачено уже более 600 тысяч гектаров — в три раза больше, чем в прошлом году. «Новая газета» выяснила, как живут погорельцы, лишившиеся крова в прошлом году.

В Луховицком районе, который уже сегодня охвачен огнем, в прошлом году полностью сгорело два поселка: девять из десяти домов в Моховом и четыре из четырнадцати — в поселке Каданок. Конкурс на строительство новых домов для погорельцев тогда выиграло ЗАО «Мосстроймеханизация-5», прежде известное благодаря масштабным проектам по строительству жилья в Москве, а сейчас к тому же осуществляющему программу по обводнению подмосковных торфяников.

В Моховом 152 дома были возведены всего за 3 месяца. В конце октября 2010 года около 300 жителей деревни получили ключи от нового жилья в микрорайоне «Новый» в поселке Белоомут. Тогда губернатор Московской области Борис Громов и директор МСМ-5 Обид Ясинов с гордостью вручили погорельцам ключи от домов, построенных за счет областного и федерального бюджета. Дома оснащены не только централизованным водоснабжением, канализацией, газом, электричеством и телефонной связью, но и мебелью, сантехникой, телевизорами и интернетом. Кроме того, каждому хозяину выдали по 200 тысяч рублей на обустройство нового жилья.

«В самом поселке был сразу построен магазин, строится детский сад на 80 мест, пожарное депо, ремонтируют дороги, завершен ремонт одной школы и начат ремонт другой, сооружено несколько детских площадок, отремонтирован старый дом культуры и будет строиться новый», — рассказывал Громов. Губернатор тогда лично осмотрел несколько домов и был доволен результатом.

Мы решили проверить, как живется людям на новом месте. Жильцы микрорайона «Новый» в один голос благодарят администрацию, что не оставили погорельцев на улице, и вместе с тем недоумевают, почему большая часть домов сделана кое-как?

«Если бы вы 50 лет на одном месте прожили, как бы вы реагировали? Поселочек наш был компактный, хороший: свой медпункт, свой садик, клуб», — рассказывает пенсионер Николай Павлович Исаев. В Моховом у него сгорел инструмент и зап¬части от мотоцикла, которые он собирал почти 50 лет, — сам он оценивает ущерб в миллион рублей. «Я думал хоть мебель свою забрать из Мохового — возвращаюсь, а ничего уже нет. Мародеры даже полы поснимали», — рассказывает он.

Самим домом Николай Павлович доволен: 28 метров, две комнаты, ванная, туалет, новая мебель и телевизор. «Да много ли надо старику?» — улыбается он. А вот у соседей на другой стороне поселка всё не так благополучно.

Строительство новых домов для погорельцев снимали на веб-камеру, с помощью которой местные власти контролировали ход строительства. Но несколько домов в низине в кадр не попали. В том числе дом Анны Егоровны Суворовой. Ее дом сдавался последним. «Я не хотела его принимать, но нас уже выселяли из воинской части, и жить было негде. Строители из МСМ-5 мне обещали доделать все уже после того, как въедем. Но пока ничего не сделали до конца», — говорит пенсионерка.

Первое, что она заметила, — метраж нового дома был 40,2 квадратных метра, тогда как сгоревшая квартира — 42,7. После долгих разбирательств с администрацией хозяйка получила письмо о том, что метраж ее дома — 42,7 квадратных метра: «Подогнали под ту площадь, что у меня сгорела». А в проекте так и значится — 40,2 квадрата.

А потом вода стала заливать подпол. Анна Егоровна Суворова уже привыкла к вниманию репортеров: осенью, говорит она, вода поднялась на целый метр — пенсионерка сама ее вычерпывала ведрами. После сюжетов на ТВ застройщики вроде бы исправили свою ошибку: за домом прорыли канаву, и вода немного ушла, но не совсем. Потом проводили работы в самом доме: заливали щели герметиком и жидким стеклом, чтобы вода не проникала. Но она все равно остается. «Каждую неделю 2–3 ведра вычерпываю. Вчера вот дождик прошел — 3–4 ведра воды уже накопилось», — жалуется Анна Егоровна. И правда, подвал пахнет сыростью, и в углах видны лужи.

Хозяйка объясняет это тем, что асфальт в поселке между домами положили слишком высоко, и вся вода стекает вниз, к дому. Это видно невооруженным глазом. «Это ошибка застройщика, — говорит Анна Егоровна, — в проекте никакой насыпи не было».

Сам дом, говорит Анна Егоровна, холодный, особенно ванная — там температура зимой не поднимается выше 16 градусов. По проекту батарея должна быть двойная, но поставили маленькую, и ее не хватает на обогрев 10-метровой комнаты совмещенного санузла. «Осенью обещали поставить еще одну батарею, но до сих пор ничего не сделали», — говорит Анна Егоровна.

Полы уже скрипят, неровные и, несмотря на лето, холодные. «Фундамент неутепленный, под полом настил уже в плесени, грибок. В институте, который делал проект, нам сказали, что больше трех лет эти полы не простоят», — говорит Анна Егоровна.

Когда сыновья Анны Егоровны попытались разобраться, почему дома так холодно, они обнаружили, что все перекрытия обернуты простой полиэтиленовой пленкой, на которой, кроме всего прочего, скапливается конденсат и все перекрытия покрыты плесенью. Никакого утеплителя ни в полу, ни на потолке они не нашли. Отдушины в фундаменте строители сделали только сейчас.

Анна Егоровна уже писала и губернатору Борису Громову, и директору МСМ-5 Обиду Ясинову, и местным властям. «Или вообще молчат, или дают отписки. Как прихожу на примем, мне прямо с порога: «Как вы нам надоели. Доделаем к концу месяца». И так – полгода.

Ее соседка Нина Алексеевна живет одна — и рассчитывать ей не на кого. Она сразу повела нас в подпол: оттуда пахло сыростью, и при свете фонарика был виден грибок. Вентиляции, которая бы позволила влаге выйти, в фундаменте не предусмотрено. «Воду три раза откачивали только за весну. По 3 тысячи рублей каждый раз я отдаю из своего кармана», — рассказывает хозяйка. На то, что администрация и застройщик исправят свои ошибки, она уже не надеется: «Осенью прораб проверял все дома, если неутепленные, утеплял. А мы бесхозные, брошенные. Нам говорят: сами всё делайте. Смотрят как на врагов народа», — говорит Нина Алексеевна.

Всего за полгода дом просел сантиметров на десять, и сколько он простоит, неизвестно — знакомые строители сказали хозяйке, что не больше пяти лет. Но больше всего хозяйка переживает за посевы: на пенсию 8 тысяч рублей не очень-то проживешь, и раньше ей помогал огород, а на новой земле даже трава не растет. Нина Алексеевна показывает землю, которую привезли застройщики, — она сухая и в комьях. «Я ее три раза пахала, ничего не помогает», — сокрушается хозяйка.

Новоселы с ностальгией вспоминали родное Моховое. Мы тоже решили съездить на пепелище. Перед въездом в поселок стоит деревянный крест: местные говорят, что ставили как охранный — а получился похоронный. В прошлогоднем пожаре погибли семь человек: целая семья и несколько односельчан решили спрятаться от огненного смерча в подвале… и задохнулись от дыма.

В здании детского сада сейчас живет охрана, а в медпункте — строители-таджики. От клуба остался один фасад — остальные перекрытия сгорели. Но жилые дома-пятиэтажки, кажется, не пострадали вовсе: вокруг дома — целый деревянный покосившийся забор, скамейки, круглый стол для домино, оставлены вещи и детские игрушки. Внутри домов также не видно следов огня: целы деревянные перекрытия, по полу разбросаны вещи, книги, на кухне можно найти крупу и приправы. В некоторых квартирах будто вчера сделали ремонт: аккуратная плитка с рисунком и новая сантехника. Но в большинстве квартир, особенно на первом этаже, разобраны даже полы и вырезаны стеклопакеты. Охранники говорят, что то, что не вывезли хозяева, в два дня разграбили. При этом следов огня нет нигде.

Луховицкий район уже горит. Пока трудно сказать, подойдет ли пожар к «Новому». Но, несмотря на ужасающую иронию этого предположения, свежеотстроенные дома может постичь участь Мохового. Может быть, застройщики это предусмотрели — и поэтому не строили дома «на века», — рассчитывая, что они успешно выиграют следующий конкурс на строительство «Новейшего» поселка для погорельцев-2011 и дальнейшее обводнение торфяников.


Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив