СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

Скорая медицинская лошадь Татьяны Голиковой

В рейтинге ООН-2010 по качеству жизни, объединяющем в себе здоровье, долголетие, образование, ВВП на душу населения, Россия заняла 65-е место, сразу после нищей Албании (Советский Союз до своего развала был на 26-м месте). Что происходит в нашей стране? Почему мы стали сирыми и убогими на таком великом пространстве? И почему такие жуткие перемены произошли в русской деревне?

За минувшие 10–12 лет перестали существовать более 17 тыс. деревень. В каждом из 20 тыс. сельских поселений сегодня живут не более 20–30 человек. Кто? Старики. Брошенные и больные.

Те огромные «ножницы», которыми министры Голикова, Фурсенко, Скрынник и другие «великие реформаторы» вырезают все «лишнее», уже отменно сделали свое дело: во многих регионах под корень вырезаны сельские школы и больницы, почтовые отделения и филиалы Сбербанка. На очереди – фельдшерско-акушерские пункты (ФАПы), в которых еще со времен царя Гороха работают лишь фельдшер, пол-акушерки и водитель кобылы…

Кстати, о кобыле. Поскольку господа преобразователи сократили число сельских больниц, кареты «скорой помощи» начали ездить на заработки на овощебазу и молочную ферму. А вместо машин «скорой» к больным теперь приходит лошадь. И везет к деревенскому айболиту.

Недавно в российской глубинке каким-то образом оказались немецкие журналисты. А занесло их в село под названием Будущее (Тверская область). В журнале «Шпигель» репортеры описали свои ощущения: «Русское село живет хуже, чем село в Иране… Везде грязь и беспробудное пьянство. Школы нет. Магазина нет. Хлеб не привозили уже две недели. Нет никакого будущего». Обидно читать такие строки про огромную и величественную Россию.

Медицина на селе деградирует

Премьер В. Путин на недавнем съезде Ассоциации крестьянских хозяйств в Тамбове сказал несколько слов в защиту сельской медицины.

Справка «АН»

Фельдшер (от нем. Feldscherеr – «полевой цирюльник», «хирург»: от Feld – «поле (боя)» и Scherer – («цирюльник») – медицинский работник со средним образованием

– Мы договорились уделить повышенное внимание развитию медицины на селе, тем более что за последнее время ситуация здесь, к сожалению, не улучшилась, а скорее, наоборот, деградирует. За предстоящие два года предстоит переоборудовать не менее 2 тыс. фельдшерско-акушерских пунктов, дополнительно открыть еще около 300, организовать на селе более тысячи офисов врачей общей практики.
В. Путин считает, что нужно создавать такие условия, чтобы специалисты, особенно молодые, шли на работу в сельскую медицину охотно.

– И в городе, и на селе в рамках программ модернизации надо будет внедрить самые современные стандарты медицинской помощи, – заявил председатель правительства, – причем система государственных гарантий должна работать на деле. Человек независимо от того, где он проживает, должен иметь возможность воспользоваться бесплатной, качественной, доступной медицинской помощью.

А что на деле? Достаточно почитать письма читателей.

Про пять кроватей и «чуткого» начальника

Пишут в «АН» из села Алтан (Забайкальский край). Под письмом – 14 подписей. И сообщают о том, как выживают в медвежьем углу, в котором нет никакой медицинской помощи. «Мы попросили главу муниципального района Владимира Сабурова сохранить хотя бы дневной стационар на пять коек в местной больнице. Но начальник ответил, что циркуляры из Министерства здравоохранения сделать это не позволяют. За три года половина сельских участковых больниц у нас в Забайкалье превратились в фельдшерско-акушерские пункты. В первую очередь были реорганизованы те участковые больницы, в которых долгое время не было врачей. В нашем селе врача нет уже почти 19 лет. И Алтанская больница тоже стала ФАПом. При реорганизации участковой больницы поначалу обещали сохранить пять коек дневного стационара. Но, как сказал начальник, это противоречит действующим нормативно-правовым актам. Администрация лишь обещает сохранить должность участковой медсестры и процедурной медсестры (вместо 0,5 должности акушерки)».

Почему селу Алтан сделали такое обрезание? Это распоряжение министра Голиковой. А до ближайшего крупного населенного пункта (и квалифицированных врачей) – сотни километров. Кстати, в переводе с бурятского алтан – это «золото». И тут немало золотых месторождений. Парадокс: живут на золотых землях, но в нищете.

Красноярка – село тупиковое

Еще одно кричащее письмо. От жителей села Красноярка (Топчихинский район, Алтайский край) о том, как «усовершенствовалось» село без дорог и трудовых вакансий, фельдшерско-акушерского пункта и «скорой помощи».

Жизнь в селе закончилась с поломкой моста (он длиной всего-то 30 метров) над рекой Алей. Селяне надеялись: власть починит мост. И опять можно будет по нему возить уголь, продукты и лекарства. Но местные власти лишь предпочитают рассуждать на тему «как обустроить Россию». Мост остается в аварийном состоянии. Половина из 380 жителей Красноярки – безработные. Они стоят на учете в центре занятости. И получают пособие – 800 рублей. Дважды в месяц каждый посещает биржу труда. На дорогу уходит 400 рублей. На какие шиши кормить семью?

«Красноярка – село тупиковое, – заявил как-то заместитель главы администрации Топчихинского района Александр Шубин, – говорится в письме. – Мол, зачем ему помогать? Бывали случаи, когда в реку с аварийного моста падали и машины, и люди. Водители рейсового автобуса высаживают нас в двух километрах от села, и мы сами переправляемся на противоположный берег. Фонарей на сломанном мосту нет, доски под ногами разъезжаются. К нам перестала выезжать «скорая помощь». Еще раньше закрыли фельдшерско-акушерский пункт».

Информация к размышлению

Показатель смертности в сельской местности превышает общероссийский на 13,4%. Показатель младенческой смертности на 19,7% выше, чем в среднем по стране

Как назвать такую жизнь? Свинской? Но кто довел жителей села до такой жизни?

Северное сияние и разбитое корыто

Отдельная глава – о жизни наших соотечественников на северных территориях. Там, как известно, суровый климат, большая удаленность от крупных центров, разбитые дороги и прочее. В общем, своя специфика… Недавно эту специфику, как и реализацию региональных программ развития здравоохранения, рассмотрели на заседании Комитета по делам Севера и малочисленных народов Совета Федерации.

Региональные программы модернизации здравоохранения на 2011–2012 гг. уже разработаны и для северных регионов страны. Но, как отметил председатель Комитета по делам Севера Александр Матвеев, большинство регионов эти программы пока не утвердили. Поэтому есть опасения, смогут ли они получить субсидии из федерального бюджета. Но в случае получения субсидий возникает вопрос: насколько при определении объема выделяемых денежных средств будет учитываться специфика регионов? Ситуация с охраной здоровья на этих территориях – аховая. Народ болеет. Специалистов-врачей нет.

Заместитель председателя СФ Вячеслав Штыров считает, что большинство проблем – дело рук Министерства здравоохранения и социального развития. А по чьему указанию субъекты сооружают региональные онкологические, кардиологические и прочие центры, вкладывая в них основные финансы и оставляя муниципалитеты у разбитого корыта? И разве не федеральное министерство запретило содержать коечный фонд в населенных пунктах с численностью населения меньше тысячи человек (вспомним «золотое» село Алтан)? Ведомство Татьяны Голиковой пожинает плоды своей непродуманной политики.

Удмуртия: лошадь вызывали?

Но вот наконец дошли до главного. Почти год жители 19 деревень Глазовского района Удмуртии в больницу приезжают на лошади. Их привозит тяжеловоз Орлик. Летом больных доставляют на телеге, зимой – на санях. Власти никак не могут выкупить новый медицинский уазик, на который давно выделены деньги. Этот автомобильчик и должен взять на себя обязанности «скорой помощи». Но администрация района напутала что-то при оформлении документов. И поэтому роль «скорой» пока выполняет бессловесный Орлик.

Лошади иногда заменяют машины «скорой помощи» в Орловской губернии. И Ивановской области. Мерину или кобыле никакое бездорожье не страшно. Выходит, потихоньку возвращаемся в XIX век?

Тамбовский автопоезд «Забота»

Но не везде в России издеваются над деревней и ее обитателями. Оказывается, очень много зависит от местных властей, особенно если власти понимают: от ведомства Голиковой ждать нечего. И тут вперед вырвалась Тамбовская область. Что придумали в регионе? Они стали отправлять в сельскую местность автопоезд «Забота». Недавно он курсировал по глубинке почти 45 дней. В составе автопоезда работали кардиологи, неврологи, офтальмологи, врачи ультразвуковой и функциональной диагностик, терапевты, хирурги и педиатры. Сельские жители смогли воспользоваться передвижной флюорографической установкой и стоматологическим кабинетом. Врачи-специалисты осмотрели более 15 тыс. человек.

Тамбовский медицинский автопоезд заинтересовал глав соседних регионов. Обращения из Брянской и Калужской областей уже поступили в Тамбовское областное управление здравоохранения с просьбой поделиться опытом. И губернатор Тамбовской области Олег Бетин дал высокую оценку работе автопоезда. И еще распорядился выпускать автопоезд «на линию» регулярно. Губернатор пообещал: для автопоезда – по просьбе жителей – будет закуплен и передвижной маммограф. Вот она, забота о людях на деле. А не на словах.

Скутер для туапсинского фельдшера

Думают о сельских медиках и в Краснодарском крае. Фельдшеры Туапсинского района недавно получили возможность очень быстро приезжать к пациентам. Руководство района вручило трем фельдшерам легкие скутеры японского производства. У фельдшера Ольги Сапрыкиной протяженность участка – более 10 километров. И большинство из полутора тысяч жителей – старики. Но теперь фельдшер успевает за день объехать всех своих подопечных. Скутеры надежны, просты в управлении, для их эксплуатации не требуется ни специальной подготовки, ни водительских прав. Деньги на скутеры были выделены из районного бюджета.

А кто мешает сделать такой подарок фельдшерам в Удмуртии, которые почти год ездят к больным на лошади?

Аргумент известного писателя

«Лучшие из современных медиков полагают, что все усилия благоразумного человека должны направляться не к тому, чтобы чинить и конопатить свой организм, как утлую и дырявую ладью, а к тому, чтобы устроить такой рацио­нально-общественный строй, при котором организм как можно реже при­ходил бы в расстроенное положение. И следовательно, как можно реже нуждался бы в починке». Дмитрий Писарев (1840–1868 гг.)

Кузбасс: ФАП в селе Алчедат

Еще в регионах страны – опять же по инициативе местных властей – началось возведение модульных фельдшерско-акушерских пунктов. Модульный ФАП установили в селе Алчедат (Кемеровская область). Общая площадь – 54 кв. метра. Срок службы – 50 лет. Стоимость? Около 3 млн. рублей. Модуль оснащен необходимым медицинским оборудованием. И более 600 селян больше не будут ездить за семь верст киселя хлебать.

В рамках модернизации здравоохранения Ростовской области тоже будут закуплены модульные пункты.

– Мы отказались от ремонта ветхих сельских ФАПов и решили заменить их на современные модульные блоки, – сообщила журналистам министр здравоохранения области Татьяна Быковская. – И уже к середине 2011 года будут закуплены 100 фельдшерско-акушерских пунктов, а полное переселение сельских ФАПов в новые модули завершится в 2013 году.

Но в России – 83 региона. Как будут обеспечивать остальные, если в некоторых областях не то что ФАП поставить, мост годами отремонтировать не могут?

Ростовская область: ФАП на станции Грачи

Администрация Белокалитвенского района Ростовской области услышала местного министра здравоохранения и уже выделила станции Грачи модульный ФАП. Радости селян не было конца. Сколько же можно добираться до медиков на перекладных? Но выяснилось, что под пункт еще нужен участок в 10 соток со всеми коммуникациями. А земля в Грачах принадлежит ОАО «Российские железные дороги». На адрес ведомства ушло официальное письмо с запросом. Ответ пришел быстро: аренда участка обойдется в 60 тыс. рублей в год. Но у Грачей таких денег нет. Но тут на помощь пришла бывший фельдшер Галина Черных (она проработала сельским доктором более 45 лет). Черных отдала под фельдшерско-акушерский пункт 14 соток своей земли вместе с хозяйственной постройкой. И теперь более 200 человек смогут лечиться дома, в Грачах.

Но Галина Черных – одна, а ФАПов, как сказал В. Путин, за предстоящие два года надо открыть еще 300. Как будут решать проблему? За счет таких пожертвований?

Больница-призрак и младенческая смертность

Но есть и такие парадоксы: в селе Синагур Джавского района (Южная Осетия) построена новая больница, но медперсонала в ней нет. И пока не предвидится. Получается, соорудили больницу-призрак? Или в регионе у всех богатырское здоровье?

А в Центральной России деревни продолжают вымирать из-за плохого здоровья: из 150 тыс. сельских населенных пунктов полностью опустели более 17 тысяч. И сегодня есть 71 тыс. сельских территорий, где за последние три года не родилось ни одного ребенка. Недоступность элементарной медицинской помощи остается одной из главных проблем в российской глубинке. Далее. В селах продолжают закрываться школы. Детей возят на занятия за 20–70 километров. В старых холодных автобусах. Дети болеют. «АН» подробно рассказывали об этом «чудо»-эксперименте в материале «Школьная парта в чуме оленевода» (21.08.2010 г.). Чему сегодня учат в удаленной сельской школе? Общим предметам. А как же остальные науки? К примеру, в США в так называемых аграрных штатах есть своя специфика школьного образования: ученик 6-го класса не только обучается обязательным предметам, но и учится водить мотоцикл, трактор, комбайн. Его готовят жить и работать на селе. Реформа школьного образования по Фурсенко этот аспект совершенно не затрагивает. Вот и получается, что российский сельский парубок может водить сегодня только кобылу…

А реформа здравоохранения по Голиковой лишает людей в сельской местности элементарной медицинской помощи. И, как следствие, здоровья. А из тысячи младенцев, рождающихся в сельской местности, не сделав первого вздоха, умирают 14–15… Жуткая цифра. И это тоже – результат многолетних (с 2007 года) реформ Татьяны Голиковой. Может быть, пора наконец услышать доктора Рошаля? И больше не заниматься здравозахоронением?

Красноярский край:услуги «скорой» – платные

Полный развал в сельской медицине привел и к тому, что на местах начали придумывать свои собственные инициативы: в Манском районе Красноярского края кареты «скорой помощи» стали выезжать на вызовы только после того, как получали согласие от больных «оплатить бензин». Вот и в село Колбинское к 86-летнему больному карета «скорой» выехала только после того, как пациент пообещал выложить (из скудной пенсии) 800 рублей. Потом в дело вмешалась прокуратура. Но врачи пояснили прокурорам, что сельская «скорая» в месяц получает всего-то 600 литров бензина. И этого количества не хватает. Но прокурорская проверка показала, что это утверждение не соответствует действительности. Во время проверки прокуроры выявили несколько новых случаев вымогательства. Главному врачу Манской ЦРБ вынесли предписание: устранить нарушения. Материалы на возбуждение уголовного дела уже отправлены в ОВД по Манскому району.

Но в редакции есть свежая почта на эту тему: плату за услуги «скорой» берут в Ялуторовском районе Тюменской области. Услуга в этом регионе стоит 650 рублей. Вот какие «добрые» перемены в сельскую медицину принесли реформы, устроенные бухгалтершей при медицине Голиковой.

Кировская область:педиатр – на вес золота

В Кировской области – свои проблемы. Не хватает детских врачей.

В пяти районах области: Арбажском, Богородском, Пижанском, Верхошижемском и Лебяжском – работает всего лишь по одному педиатру! Господи, на дворе XXI век! Нет войны и землетрясений, подобных тем, что произошли на японских островах. Почему же такая разруха в организации медицинской помощи? Впрочем, в Арбажском районе несказанно рады и одному педиатру. До недавних пор в центральной районной больнице вообще не было детского доктора. И ребятишек принимали взрослые врачи. Да и кто пойдет на ставку в 4 тыс. рублей? Ко всему прочему квартиру молодому специалисту не обещали. Но после жалоб некоторых родителей в процесс вмешалась прокуратура. Прокуроры вынесли решение: отсутствие детского доктора нарушает права на охрану материнства и детства. Администрацию заставили раскошелиться на жилье. И вскоре в район приехал педиатр.

А в Оричевском районе области два педиатра вынуждены выполнять работу шестерых: каждый врач ежедневно принимает по 40–45 детей при норме 26. Но ведь это ненормально. Да и качество медицинской помощи явно страдает: что можно в спешке? Так недолго поставить неверный диагноз. И такие случаи, причем с летальным исходом, уже имели место в российских регионах.

Заполярье: оленеводы учат французский

Летом 2010 г. активную помощь северянам – заполярным кочевникам – оказывали, нет, не медицинские чиновники, а представители французской гуманитарной организации Ассоциация «Врачи мира». Специалисты обучили оленеводов и чумработниц оказанию первой медицинской помощи. И теперь кочевники сами проводят профилактическую работу в оленеводческих бригадах.
Короткая справка. Ассоциация «Врачи мира» была основана во Франции как медицинская организация по оказанию гуманитарной помощи. Представители работают в 51 стране мира. «Врачи мира» неоднократно принимали участие в проведении кампаний в области здравоохранения в разных регионах России. Они трудились в составе миссий в Москве, Санкт-Петербурге, Чечне, на Ямале и Чукотке. И сегодня ассоциация реализует «Программу повышения доступа к медицинской помощи для жителей труднодоступных территорий Крайнего Севера и Сибири» и «Здоровье мигрантов в Москве».

Выходит, работу ведомства Голиковой отчасти взяли на себя соотечественники Николя Саркози? Министру Голиковой некогда: она строчит жалобы в правительство и требует закрыть рот таким правдорубам, как доктор Рошаль.

Ивановская область: вшивая жизнь

«Пишут вам из поселка Каменка Вичугского района Ивановской области. Живем очень плохо. С 1 января с.г. по инициативе районной администрации статуса юридического лица лишилась наша Каменская поселковая больница. Ее переподчинили Старо-Вичугской районной больнице, включая службу «скорой помощи». И были ликвидированы койки круглосуточного пребывания. С 14 марта перестали вести прием врачи-терапевты. А «скорая помощь» ныне вынуждена обслуживать не только приписанное население, но и больных других территорий. И еще осуществлять транспортировку тяжелых больных в специализированные центры Кинешмы и Иванова. Надо заметить: их не всегда госпитализируют, что приводит к летальным исходам.

Дальше. Банно-прачечные услуги у нас в Каменке отсутствуют полные 6 лет. Здание бани продано. Оно перестало быть баней. Народ начал массово болеть педикулезом. Завшивели все!»

Зато недалеко от поселка Каменки, рассказывают авторы письма, местные чиновники построили роскошный дворцовый комплекс «Семигорье» с набором бань и саун (там есть и купеческая, и боярская). И развлекаются по полной…

Развал медицины идет по всей стране, и ситуация везде как будто бы нарисованная под копирку… Это и есть модернизация здравоохранения? Со вшами, бездорожьем, закрытыми фельдшерско-акушерскими пунктами и полным безразличием к людям?


Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив