СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»
04.08.2015 Вадим Потомский недоволен темпами строительства домов на месте взрыва

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

Врешь, не уйдешь! Ситуация, когда на получение квартплаты претендуют две, а то и несколько коммунальных организаций, становится в Орле типичной.


Ситуация, когда на получение квартплаты претендуют две, а то и несколько коммунальных организаций, становится в Орле типичной. В ней, похоже, могут оказаться и жители дома № 48 по ул. 5 Августа. 

На управляющую компанию ЗАО «ЖРЭУ-3» здесь точили зуб давно. Наряду с повседневными коммунальными неурядицами отношения омрачало еще одно важное обстоятельство — недоверие. Многие жильцы считают, что ЖРЭУ овладело их домом обманом, сфальсифицировав протокол заочного голосования при выборе УК, а значит, незаконно взимает и присваивает квартирные платежи.

Жаловались в прокуратуру Железнодорожного района. Однако там, видимо, просто переписали то, чем снабдили прокуроров коммунальщики, на которых и была жалоба. Вот только фрагмент из ответа прокуратуры: «В ходе проверки доводов относительно фальсификации работниками ООО «ЖЭУ № 3» (так в ответе. — И. С.) протокола первичного собрания собственников помещений по выбору способа управления, изложенных в вашем заявлении, установлено, что ЗАО «ЖРЭУ № 3» является управляющей компанией вашего дома. Собрание собственников жилья по этому вопросу проводилось посредством заочного голосования... что подтверждается объяснениями лиц, входящих в инициативную группу по проведению заочного голосования, и лиц, участвующих в подсчете голосов».

Короче, нарушений законодательства не выявлено, оснований для реагирования нет.

Поначалу такие ответы слали и из ОВД по Железнодорожному району, куда также поступили заявления жильцов. Но жалобщики оказались настырными. И кроме копий протокола общего собрания и договора на управление требовали проверить бюллетени голосования с подписями проголосовавших. ОБЭП направил в ЖРЭУ такой запрос. И оказалось, что бюллетеней нет. По версии коммунальщиков, они отсутствуют потому, что собственники дома еще тогда, 5 декабря 2007 года, когда проходило собрание, не определились с местом хранения документов. Однако жильцы уверяли, что такого быть не могло, ведь это нарушение Жилищного кодекса. Одним словом, у сомневающихся в чистоплотности управляющей компании прибавилось козырей.

Не дожидаясь помощи правоохранительных органов в раскрытии истины, они стали действовать сами. Сложилась инициативная группа, которая в мае 2009 года провела письменный опрос жильцов с выдачей опросных листов.

Из 216 квартир (четверть из них в то время находилась еще в муниципальной собственности) были опрошены собственники 128. В общей сложности — 180 человек. И вот какая вырисовалась картина: собственники только трех квартир (пять человек) припомнили, что принимали участие в голосовании по выбору управляющей компанией ЗАО «ЖРЭУ-3». Причем собственники двух из этих квартир (два человека) при голосовании воздержались.

Опросные листы с подписями собственников квартир легли на стол сотрудников ОБЭП. Милиционерам оставалось лишь перепроверить информацию. Ее результаты озадачили еще больше. Так, И. Ю. Степанова, значившаяся в протоколе общего собрания представителем инициативной группы по выбору ЗАО «ЖРЭУ-3», пояснила, что ни в какую инициативную группу не входила, не участвовала в подсчете голосов, не раздавала бланки для голосования. Степанова припомнила, что в 2007 году сотрудница ЖЭУ № 6 А. П. Грудева спрашивала у нее, какую бы форму управления домом она выбрала. Степанова ответила, что проголосует за ЖРЭУ. Тогда ей предложили подписать некий документ. Степанова была уверена, что подписывается только за свое решение (за свою квартиру).

Другой член якобы инициативной группы М. И. Шеремет, указанная в протоколе еще и как лицо, осуществлявшее подсчет голосов, также пояснила, что ни в какую инициативную группу не входила, не участвовала в подсчете голосов, не раздавала бланки для голосования. Подписала договор в помещении ЖЭУ-6, не читая, что там написано. За ЗАО «ЖРЭУ № 3» как за управляющую компанию она не голосовала. Документ на подпись ей предоставила та же А. П. Грудева.

И наконец, Т. И. Федорович, чья подпись также фигурирует в протоколе собрания как члена инициативной группы и лица, осуществлявшего подсчет голосов, пояснила, что бланки для голосования не раздавала. А вот голоса считала. Происходило это будто бы в помещении ЖЭУ-6. Убедившись, что многие из жильцов голосовали за ЗАО «ЖРЭУ-3», она поставила подпись в протоколе общего собрания. Каким было точное число проголосовавших, она не помнит. При подсчете голосов Федорович была одна.

Правда, эти показания опровергают признания самой А. П. Грудевой. По ее словам, после прекращения деятельности МУП ЖРЭУ-3 нужно было организовывать дальнейшее коммунальное обслуживание многоквартирных домов. Директор ООО «ЖЭУ-6» Л. В. Громовая поручила ей провести в доме № 48 собрание по выбору управляющей организации. Но попытки собрать кворум собственников не увенчались успехом, и решено было провести заочное голосование. ЖРЭУ-3 предоставило ей бланки для заключения договоров с собственниками жилья, а вот бюллетени для голосования — нет. И, как признала Грудева, голосования как такового не было, жильцы дома ни в каких бюллетенях не расписывались.

Вот и выяснилось, что в ЗАО «ЖРЭУ-3» просто лукавили, обвиняя жильцов, будто те не определили место хранения документов.

Грудева откровенно рассказала, что «в протоколе общего собрания значится, что в нем участвовало 52 процента собственников помещений, но на самом деле эта цифра означает, что с таким числом собственников были заключены договора, но не количество проголосовавших за выбор управляющей компании». Грудева признала, что собственноручно в графе протокола «Инициативная группа» вписала фамилии жильцов дома — И. Ю. Степанову, М. И. Шеремет, Т. И. Федорович, которые затем подписали протокол, хотя фактически не подсчитывали голоса жильцов. Спрашивается: что же тогда Федорович единолично считала в помещении ЖЭУ-6? И еще: какие объяснения и у каких членов инициативной группы брала Железнодорожная прокуратура, не увидевшая никаких нарушений?

Выводы, сделанные ОБЭП, однозначны: Грудева изготовила поддельный протокол. Легитимного собрания собственников помещений в указанном доме проведено не было. Грудева знала, для какой цели необходим рассматриваемый протокол. Все это ОБЭП сочло уголовно наказуемым деянием, за которое предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Однако оказалось, что срок давности привлечения к уголовной ответственности, составляющий по таким преступлениям два года, к моменту написания ответа заявителям счастливо истек. На то, что заявление в ОВД по Железнодорожному району было подано за полгода до окончания срока давности, в ОБЭП внимания почему-то не обратили. Не была установлена и причастность должностных лиц ЗАО «ЖРЭУ-3» к использованию заведомо подложного документа. Они, оказывается, не ведали, что творили подчиненные. 

Между тем собственники дома, вдохновленные результатами проверки, попытались было признать в суде сделку с ЗАО «ЖРЭУ-3» ничтожной. Любопытно, что в судебном заседании вдруг всплыли два образца протокола того общего собрания под одной и той же датой — 5 декабря 2007 года, с одними и теми же подписями. В одном из них дата начала голосования указана 13 августа 2007 года, а даты окончания — нет. Во втором есть дата окончания голосования — 5 декабря 2007 г., но зато начало голосования — 26 ноября 2007 года. Какому из этих документов верить? Впрочем, как мы уже знаем, верить не стоит ни одному, оба они — липовые. В этой истории любопытно лишь, как под этими бумагами были дважды получены подписи, в том числе и заместителя главы администрации Железнодорожного района? Или помогли достижения современной копировальной техники? По словам жильцов дома, суд этими вопросами не задавался, даже не стал заслушивать многочисленных свидетелей, желавших дать показания. Решил: раз есть протокол — собрание было. Теперь дело находится на рассмотрении в Верховном суде.

Отношения с управляющей компанией с тех пор так и не потеплели. И в январе текущего года инициативная группа собственников провела заочное голосование о расторжении договора с ЗАО «ЖРЭУ-3». Более 84 процентов участвовавших в голосовании пожелали расстаться с этой компанией.

Копии протоколов направили исполнительному директору ЗАО «ЖРЭУ-3» Л. М. Бородиной, а также представителю администрации Железнодорожного района Ю. А. Чукову. Никаких замечаний к этим документам высказано не было.

17 февраля председатель совета собственников дома Г. Е. Гвоздев получил ответ ЖРЭУ-3, что по истечении трех месяцев со дня решения собрания, то есть 2 мая, они сложат с себя полномочия и до этого вся документация будет передана новой управляющей организации.

В период с 13 по 21 марта в доме прошло еще одно заочное голосование, на котором собственники выбрали в качестве управляющей организации индивидуального предпринимателя А. А. Фарафонова. За него проголосовали 74,5 процента от принявших участие в голосовании. Протокол этого собрания также был передан в ЖРЭУ и в администрацию.

12 апреля Фарафонов заключил с собственниками дома первые договора на управление и обратился к Бородиной с просьбой о передаче ему технической документации и лицевых счетов. Устно Любовь Михайловна пообещала сделать это 30 апреля. А затем в письменном уведомлении еще скостила срок: передача состоится 26 апреля в 15 часов. Однако когда Фарафонов пришел в назначенный час, вместо документации ему вручили письмо Бородиной, из которого явствовало, что ничего он не получит. Якобы в ЗАО «ЖРЭУ-3» поступил протокол общего собрания собственников дома в форме заочного голосования, в котором они выразили желание выбрать новой управляющей организацией — ООО «ЖЭУ № 6». Показать протокол этого собрания в ЖРЭУ-3 отказались, когда оно проходило, в письме не указано.

Интересно, по какому критерию ЖРЭУ-3 определяет, кому следует отдавать документы, а кому нет? Если собственниками соблюдены все процедуры, задержек не может быть никаких. Десятый пункт статьи 162 ЖК РФ гласит, что «управляющая организация за тридцать дней до прекращения договора управления многоквартирным домом обязана передать техническую документацию на многоквартирный дом и иные связанные с управлением таким домом документы вновь выбранной управляющей организации, товариществу собственников жилья либо жилищному кооперативу или иному специализированному потребительскому кооперативу».

И тут сторонники Фарафонова припомнили происходившие события. Однажды, в начале апреля т. г., на дверях подъездов появилось объявление, что некая инициативная группа просит жителей прийти на встречу с представителями ЖРЭУ-3 и ЖЭУ-6. Собралось человек пятнадцать. Организаторы сбора предложили избрать новый состав совета собственников. Но жильцы отказались, мотивируя тем, что в доме уже есть законно избранный совет. К тому же на том собрании не было кворума. Наконец, новая управляющая компания уже выбрана.

Поняв, что ничего не получается, гости ретировались. Но вскоре пошли другим путем. 14 апреля стали разносить по квартирам анонимные бланки для голосования, что опять же нарушало процедуры, предусмотренные ЖК. На листках, оставленных жильцам, напечатана подпись: «С уважением, члены инициативной группы, собственники помещений». Но кто они — эти инициаторы — не указано. К кому обращаться за информацией? В бланк голосования вписаны лишь кандидатуры председателя и секретаря собрания. Последним, кстати, значится уже известная нам Федорович. Нет даты начала и окончания заочного голосования. Не указано, куда сдавать бланки, когда будут объявлены итоги, где они будут вывешены на обозрение. Кстати, по уверениям пришедших в редакцию жильцов, протокола этого собрания они до сих пор не видели.

Сам Фарафонов эти действия считает не чем иным, как попыткой затянуть процесс передачи документации, воспрепятствовать выполнению договоров с собственниками по обслуживанию дома, чтобы дискредитировать конкурента. Без технической документации он не может заключить договоры с ресурсоснабжающими организациями, терпит убытки. Кроме того, по мнению предпринимателя, это может повлечь срыв подготовки дома к осенне-зимнему сезону.

— Сейчас происходит не просто фальсификация, это рейдерский захват дома, — считает Г. Е. Гвоздев. — Они пытаются внести смуту среди собственников. Я не исключаю, что скоро появится протокол, оформленный задним числом, то есть раньше, чем наш. И на бланках голосования будет проставлена дата, какая им потребуется. Только вряд ли такими методами удастся удержать собственников жилья.

Для чего же так старается уже отвергнутое ЖРЭУ-3 оставить вместо себя именно ЖЭУ-6? По мнению жильцов, обе они — под «крышей» Первой городской управляющей компании. А от перемены мест слагаемых в основании «пирамиды» на ее вершине ничто не изменится. Денежки дойдут куда надо. Одно лишь там, пожалуй, не хотят понять: действительно, насильно мил не будешь.

Как завершится эта история? Подтвердятся ли на практике положения Жилищного кодекса о том, что собственники жилья в любое время могут принять на своем собрании решение об изменении способа управления или избрании другой управляющей компании? Поживем — увидим. А пока жильцы дома № 48 опять получили квитанции от теоретически уже не действующей на их территории ЗАО «ЖРЭУ-3».
Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив