СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

«Вай мэ!» Вместо некролога областной целевой программой «Развитие малоэтажного индивидуального строительства»

Давайте спокойно, без криков, как и положено при проводах тяжело и безнадежно больного, попрощаемся с областной целевой программой «Развитие малоэтажного индивидуального строительства», принятой, разумеется, в рамках федеральной целевой программы с емким и убийственным в своей простоте названием «Жилище».

Наша программа должна была жить с 2008-го по 2010 год, такие ей определялись сроки. Последний рубеж еще не пройден, официально похороны еще не были объявлены, но зачем обманывать себя, земляки? Давайте выносить тело. Торопимся? Но, может быть, наши действия подтолкнут к активной работе команду реаниматоров, а то, извините, запах.

Простите, Егор Семенович, но без вас в этой грустной истории опять нельзя. Задел, вами созданный, столь серьезен, что корни, пошедшие от этого задела, до сих пор питают живительными соками чахлую листву.

Кто бы мог додуматься заморачиваться малоэтажным строительством в нашем бедном землями, скалистом и перенаселенном сверх всякой меры регионе, если бы с подобной идеей, но для всей страны не выступил сам президент Медведев? Пришлось, хочешь не хочешь, суетиться.

Прошлое быстро забывается, и мы уже отвыкли от фирменного еще вчера бренда Орловщины — бежать если не впереди паровоза, то, как минимум, с ним наравне.

Наша программа должна была стать такой программой, что, когда соседи ковырялись бы еще только в земле, прокладывая какие-нибудь трубы, у нас бы уже стояли готовые под ключ дома! Так и поехали. Федеральный паровоз еще только пары разводил, а на экспериментальной площадке с фантастическим названием «Куликово поле» уже таращился на белый свет неведомый в наших краях уродец, напоминавший место отдохновения голландского фермера. Но если в Голландии мягкий климат и народ неприхотлив, то в наших холодных краях наличие подведенных коммуникаций, дающих тепло, свет и воду, желательно. В поле не было ничего. Дом стоял как пупырь, как, прости господи, бельмо. И с какой же помпой его «открывали»!

Все стало ясно. Оставалось считать дни, когда бренд обернется своей изнанкой. Изнанка пропагандистской мишуры — плачевные итоги. Мы их подводим, ведь идет уже третий месяц последнего, отпущенного программе — для ее реализации — года. Как говорят строители, на исходе — первый квартал!

Какие же цели ставила перед собой областная целевая программа малоэтажного строительства? Давайте вспомним. На похоронах принято говорить приятное о покойном.

С сайта областной администрации: «Цель Программы — создание условий развития малоэтажного индивидуального строительства для достижения следующих основных показателей:

1. Ввод жилья по Программе в 2008—2010 годах—более 425 тыс. м2, в том числе: 2008 год — 100 тыс. м2, 2009 год — более 125 тыс. м2, 2010 год — более 200 тыс. м2.

В т. ч. обеспечение более 4500 семей, из которых по годам реализации Программы: 2008 год — более 1000 семей, 2009 год — более 1500 семей, 2010 год — более 2000 семей». (!)

Восклицательный знак я поставил, не областная администрация. Семья — один дом. Четыре тысячи пятьсот малоэтажных коттеджей украсили Орловщину! Простим мертвого. Он не виноват в том, что его заставляли говорить другие. Он вообще нехотя появился на свет, если честно. И как могло быть иначе?

Давайте рассуждать трезво. Мы живем в несколько других исторических условиях, чем прежде, когда интересы страны и населяющих ее жителей ставились выше интересов отдельных чиновников, поставленных на кормление. Так, как это происходит сегодня. Поэтому чего можно было ожидать от программы малоэтажного строительства на Орловщине, когда здесь безраздельно господствовал «Орелстрой», гарантирующий своим акционерам сверхприбыли путем примитивного монтирования панелек, ставших вчерашним днем еще лет двадцать тому назад? Кто и почему должен был распинаться в областной администрации за выполнение «наказа президента», предложившего дать небогатым соотечественникам одноэтажное «жилище»? У нас что — введена персональная ответственность за «невыполнение плана»? А он вообще есть, этот план, помимо, разумеется, речевки Дмитрия Анатольевича о том, что к 2020 году 70 процентов строительства в России будет малоэтажным? Про персональную ответственность помолчим. Если местом ссылки в России стал Совет Федерации, то дискуссии на тему ответственности кажутся совершенно избыточными.

Важно было пустить пыль в глаза, засветиться в нужный момент и тихо исчезнуть, когда интерес к теме угаснет. Так и произошло.

Изумляло все: схема, методы реализации, подбор исполнителей. Начнем с того, что операторов для реализации малоэтажного прорыва назначено было сразу двое: практически неизвестный ОГУП «Орловский региональный центр малоэтажного жилищного строительства» и растащенное на цитаты и лоскуты более широко известное ОАО «Орловская инвестиционная ипотечная корпорация» во главе с Константином Ивановичем Федотовым. Причем заказчиком строительства определялся именно ОГУП, а корпорации вменялось в обязанности заниматься земельными делами, подготовкой инженерных сетей и коммуникаций для будущих строек.

Однако возведением домов занялась именно «земельная» корпорация, а государственное унитарное предприятие со словом «строительство» в названии вообще испарилось, будто и не бывало.

Реализация изумляла извращенностью методов. Громкие рапорты об «отсыпке дорог», появлении новых улиц на «Куликовом поле» соседствовали с упорным молчанием о судьбе канализации в том же урочище. Сегодня, когда шампанское в своих коттеджах по тому же адресу должны открывать последние из двух тысяч счастливых новоселов, отписанных к нынешнему, 2010 году, какать и писать, извините, в поселке можно только в горшок или под куст в ближайшей роще, потому что канализации там нет, а рыть сотни отхожих ям в подтопляемой местности с высоким залеганием грунтовых вод — род самоубийства, поскольку весной содержимое ям поплывет. И жители радостно плывущее встретят.

Про это даже неинтересно писать. В год, когда программа должна завершаться, ни одна из площадок не сдана. На Куликовку («Куликово поле», не путать с местом воинской славы) чуть ли не молились, пытаясь хоть этим лоскутком прикрыть общий конфуз. В результате там понастроили таких образцов «малоэтажного доступного жилища», что впору бульдозеры пускать. Некоторые домики хороши в качестве дачных, но чтобы жить? Обратные примеры крайне редки. Это не поселок, это какой-то паноптикум, выставка достижений воспаленного мозга.

Хватит о прошлом, поговорим о настоящем. Перемена в областном руководстве настраивала всех на оптимистичный лад. Под словом «всех» я подразумеваю людей, большинство, не стоявшее в шеренге личной гвардии, с великой тщательностью подобранной Егором Семеновичем. Перемены грянули. Но что же произошло дальше?

Вырисовывается изумительная тема, которая может показаться потопом по сравнению с унылым, справедливо разруганным осенним дождичком.

Вернемся к нашей программе малоэтажного строительства, ведь похороны еще не закончены. Могильный холм не только не засыпан, труп оказался в крепких объятиях новых родственников умершего, которые объявились незадолго до того, как больной готовился уйти в вечность, а в его доме приступили к описи имущества.

Кто они, эти новые руководители «Орловской инвестиционной ипотечной корпорации», оставленной ее отцом-основателем К. И. Федотовым более полугода назад?

О! Таких людей Орловщина еще не видела. Как-то в среде наших активных читателей родилась замечательная идея — собрать анекдоты про современную Орловскую область, ее первых и просто заметных, «статусных» лиц, чтобы читать было интереснее. Идея была частично реализована на страницах «Красной строки». Затем и запал пропал, и тема иссякла — старое безвозвратно уходило. Но безвозвратно ли?

Копилка былей стала стремительно пополняться, превосходя порой абсурдностью своих сюжетов даже то, что было собрано для потомков прежде.

Воистину, перлом новой коллекции является, например, наследие, оставленное новым главой «ипотечной корпорации» М. Г. Зуйковым, побывшим на высокой должности так недолго, что явил собой некоторым образом как бы комету, блеснувшую на нашем небосклоне. Ныне Максим Геннадьевич под следствием, заперт в тесном помещении, дает показания о том, как руководил.

Итак. Первая встреча Максима Геннадьевича (подследственного) с коллективом «Орловской инвестиционной ипотечной корпорации». Что, вы думаете, попросил новый руководитель лично для себя, в свой кабинет? Чашечку кофе? Нет. Новую секретаршу? Тоже нет. Бухгалтерские документы? Вновь ошибаетесь.

— Принесите в мой кабинет портреты Андропова, Путина и Дзержинского, — приказал Максим Геннадьевич оробевшим операторам, после чего, натурально, принялся руководить.

Трудно без дрожи в пальцах и сердечной смуты оценивать поступки «чекиста в третьем поколении», поэтому, видимо, более 50 млн., еще остававшихся на счетах корпорации, и улетели так быстро, можно сказать со свистом, на счета куда-то в Сокольники, которые, судя по всему, тоже оказались не чужими Максиму Геннадьевичу Зуйкову. С «Сокольниками» новый руковод, томящийся ныне в застенках, даже не удосужился договор заключить, просто перевел туда бюджетные деньги, и все. Шалили в Орле с бюджетом и раньше, но чтобы так тупо?

Видимо, ФСБшников, которые брали Максима Геннадьевича, заело в том числе и бессовестное использование подследственным дорогих каждому комитетчику символов, людей и их портретов. Вообще неизвестно, что он с ними в своем кабинете делал. Может, подмигивал и хихикал, потирая руки? Есть же рамки приличия даже для «предпринимателей»! Похоже, что этих рамок больше нет.

А кто теперь возглавляет оператора областной инвестиционной программы малоэтажного строительства «Орловскую инвестиционную ипотечную корпорацию»? Бывший начальник областного управления строительства, пенсионер и педагог по образованию А. В. Гаврилин — верный соратник Егора Семеновича, правда не из ближнего круга. Старый кадр.

Кто же возглавляет совет директоров открытого акционерного общества «Орловская инвестиционная ипотечная корпорация»? Ю. Н. Парахин — действующий заместитель председателя правительства Орловской области, руководитель блока финансово-экономического развития. Новый кадр.

Чего же достигла корпорация, нацеленная, надо полагать, на выполнение областной целевой программы малоэтажного строительства, после череды столь стремительных и противоречивых вливаний?

Итоги неутешительные. Первым делом в корпорации стали сокращать. Благое дело, новая метла, кем бы она ни была, всегда это делает. Да и сокращать вроде есть за что. Однако при К. И. Федотове в корпорации было занято порядка двадцати человек. Теперь их около сорока! При этом полностью сокращен земельный отдел, иначе говоря, уничтожено, упразднено профильное направление деятельности всего ОАО. Ведь его задача — по программе — наведение порядка именно в земельных отношениях, работа, имеющая на выходе подготовку участков и инженерной инфраструктуры для последующего строительства.

Может быть, земельные вопросы поставлены на поток? А прокладка коммуникаций превратилась в столь плевое дело, что не стоит внимания целого отдела? Нет, тут и вовсе вышел конфуз. Из 136 млн. рублей, полученных корпорацией через Минрегионразвития на прокладку коммуникаций, часть суммы пришлось вернуть туда, откуда брали, по банальной причине — не смогли освоить! Это при таких-то крошечных объемах совершенного?

Про строительство и вовсе говорить смешно. После краха на Куликовке — трудно в качестве знамени использовать площадку без туалетов — новое руководство переключило внимание народа на Платоново. Вы тоже наверняка скушали порцию рекламы, которой где сегодня только нет. А что же там, в Платоново? Покупай, наверное, стройся и живи?

Хе-хе. Приходит человек, платит под двести тысяч. Ему говорят:

— Выбирайте, какой участок вам нравится.

— Участок номер два, — говорит покупатель.

— Пожалуйста, — улыбаются ему, оприходуя деньги, — вот вам бирочка с номером два. А вот, посмотрите, на схеме доступно изображен ваш участок.

Хохма в том, что участки в Платоново, хоть со скрипом, но продающиеся, до сих пор не размежеваны. Когда сойдет снег и счастливый землевладелец придет в поле, чтобы померить сапогами свой надел, он его просто не найдет. Участка нет в природе. Нет ни межевания, ни кадастрового номера. Есть одно голое поле. Это почище, чем в Куликовке. Точнее, на «Куликовом поле», пусть икается много лет тем, кому недостало мозгов, чтобы не пачкать хотя бы нашу историю.

Господа, все это происходит на исходе первого квартала последнего года, отпущенного на реализацию областной целевой программы малоэтажного строительства! Помянем ее, эту программу, похороны будут стремительны и без широкой огласки, за стол нас не пригласят.

Вообще, размышления одолевают грустные. Раньше хоть шевелились. Что теперь?

Накануне сева уходит со своего поста по собственному желанию зам. председателя правительства Орловской области, руководитель агропромышленного блока, ответственный за сев. Пустяки, нового найдем. «Орловская Нива», стоящая миллиарды, выставляется на торги за сущие гроши (прибыль бесхозной не останется, но пройдет мимо государственного, областного кармана). «Дубрава», бывшая стабильно работающим предприятием, — на грани закрытия. «Малоэтажное строительство» стремительно, аж в Сокольниках слышно, проедает остатки бюджетных средств, заложенных для перспективного развития и обеспечения людей жильем. И все это происходит при новых областных руководителях.

Печальные итоги, ребята. Если цель — распил, раздел и проедание, Егор Семенович, конечно, еще может некоторое время послужить оправданием: дескать, наследие уже очень тяжело. Однако аппетиты, наблюдаемые ныне, уже выбиваются за рамки выбранного прикрытия.

А если это результат искренней заботы о процветании милой Орловщины, то — «вай мэ!», как говорят на Кавказе. Русские аналоги изумления нуждаются в цензурировании.



С. ЗАРУДНЕВ
АНО "Агентство печати "Красная строка"
http://www.orelcity.ru/news.php?id=2443
Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив