СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»
04.08.2015 Вадим Потомский недоволен темпами строительства домов на месте взрыва

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

Герои! По количеству квадратных метров — рассчитайсь!

Вопрос об изменении «норматива» квадратных метров, дающего право на получение дополнительной жилплощади, чуть было не вошел в повестку дня февральского, пятьдесят восьмого, заседания Орловского городского Совета. Орловское телевидение даже поспешило объявить этот вопрос решенным в пользу наших ветеранов, которым президент Д. А. Медведев обещал, а местная власть отказала в предоставлении квартир только потому, что в Орле — свои законы, и имеющий 11,5 квадратных метра на свою душу уже не может претендовать ни на какое улучшение жилищных условий, будь ты хоть трижды герой. Но на самом деле проблема даже не обсуждалась на той «предвыборной» сессии. В пресс-службе горсовета смогли объяснить это лишь тем, что вопрос оказался недостаточно подготовленным.

Между тем в редакцию нашей газеты продолжают обращаться обиженные фронтовики. Один из них, Михаил Сергеевич Зубков, не поленился даже проштудировать Жилищный кодекс и Федеральный закон «О ветеранах». Бывший артиллерист пришел к интересным выводам, которыми и решил поделиться с нами.

Но об этом чуть позже. Прежде хочется сказать о другом. О том, что по большому счету существование таких людей, как Михаил Сергеевич Зубков, — это огромное достояние общества. Странно, но об этом как-то стали забывать в последнее время. То ли оттого, что фронтовиков осталось совсем мало. То ли потому, что действительно происходят разрушительные процессы в нашей исторической памяти и нравственности. Но стоит заглянуть в глаза фронтовика и увидеть, как они увлажняются от самого легкого прикосновения к его памяти, — и понимаешь: много мы потеряем, когда эти люди уйдут из нашей жизни — все и навсегда.

Я спросил Михаила Сергеевича, где начался его боевой путь. И выслушал в ответ короткий, но выразительный в своей правде рассказ, в котором отразилось все, что нужно для воспитания лучших чувств в будущих поколениях. Зубков начал без предисловий, как говорят о самом сильном переживании, которое всегда с тобой. 5 июля 1943 года, в первый день Курского сражения, его орудие на переднем крае обороны успело сделать всего несколько выстрелов, прежде чем было раздавлено немецкими танками. Семь танков расчет сержанта Зубкова успел подбить. И это был хороший результат. Тем самым они, находящиеся на переднем рубеже, свою часть работы выполнили и имели право погибнуть. Остальное должны были сделать другие — во второй, третьей, четвертой линиях глубокой обороны. Впрочем, об этом думать было некогда. Уцелевшим оставалось только спасать свою чудом сохраненную жизнь.

Вслед за немецкими танками шли цепи автоматчиков, они должны были «зачистить» первую линию русских окопов. Зубков вспоминает, как вместе с командиром взвода Воробьевым они спрятались в ближайших зарослях орешника и густой крапивы. Надежды на спасение почти не было: немцы неминуемо должны были натолкнуться на них. Михаил видел, как один из автоматчиков в эсэсовской форме подошел вплотную к зарослям. Но сделал неосторожное движение рукой и обжегся о русскую крапиву. Выругавшись (Зубков до сих пор помнит эту грубую короткую немецкую фразу слово в слово), эсэсовец дал очередь наугад и ушел, обходя заросли. Одна из пуль ударила в каблук сержантского сапога. Ни Зубков, ни лейтенант Воробьев не были даже ранены. Им очень повезло тогда.

Когда стемнело, решили пробираться к своим. Но в ближайшей же деревушке натолкнулись на немцев. Пришлось опять бежать под пулями и прятаться, на этот раз — в глубоком холодном ручье под косогором. Простояли в воде до утра. А потом пошли пшеничным полем на восток. И вдруг в этой пшенице перед ними как из-под земли вырос русский танк. «Номер 213, как сейчас помню», — улыбается Михаил Сергеевич. А в следующее мгновение они увидели отступающих в жнивье фашистов. Цепь немецких солдат отделяла артиллеристов от своих. Недолго думая, лейтенант выхватил пистолет (единственное оружие, которое у них было) и застрелил ближайшего немца. Завладев его автоматом, артиллеристы открыли огонь по отступающим фашистам с тыла, пока не соединились со своими.

Эта была контратака советских войск. Немцам не хватило сил прорвать оборону на всей ее глубине, и их отбросили назад. Когда артиллеристы вернулись на позиции своей батареи, они увидели лишь искореженные орудия и трупы с распухшими лицами. Узнать товарищей можно было только по документам. Тут же недалеко всех и похоронили в братской могиле. «Лица накрывали шинелями, а сверху клали следующих. И так в несколько слоев», — рассказывает Михаил Сергеевич. Оставшихся в живых командир полка тут же на позициях наградил медалями «За боевые заслуги», сказав при этом: «Все, что могу...»

Потом в судьбе Зубкова были и Днепр, и Будапешт, и учеба в артиллерийском училище, и более 30 лет службы в ракетных войсках. Но в памяти фронтовика все живее проступают подробности событий, которые остались дальше во времени. И трагизм их он переживает все острее. Может быть, потому, что это очень важно для нас, ныне живущих?

...Квартирный вопрос фронтовика не испортил. Но узнав об инициативе президента Д. А. Медведева и столкнувшись с местными условиями, М. С. Зубков задается вопросом: почему решение такой важной для имиджа федеральной власти проблемы, как жилье для ветеранов, фактически отдано на откуп местным чиновникам?

— В настоящее время на федеральном уровне для ветеранов войны определена жилищная норма — 36 квадратных метров, — говорит М. С. Зубков. — Как я понимаю, это значит, что каждому ветерану положено именно столько, и не меньше. А вот учетной федеральной нормы, дающей ветерану право на улучшение жилищных условий, до сих пор нет, хотя, казалось бы, в Жилищном кодексе ясно сказано, что она должна быть рассчитана. За неимением федеральных применяются местные, которые в каждом регионе свои. До сих пор на федеральном уровне не принято постановление, которое должно быть принято согласно Жилищному кодексу — о порядке постановки на жилищный учет участников войны. Если правительство решило, что ветеран должен иметь не меньше 36 квадратных метров площади, то значит, следует признать нуждающимися в улучшении жилищных условий всех, кто сегодня живет в более стесненных условиях. Логично? Но единого порядка нет, и в результате в стране складывается очень нездоровая обстановка, когда большинство ветеранов войны в канун 65-летия Победы ничего не получат. Я попытался получить ответы на свои вопросы в структурах государственной власти. Обратился к председателю областного Совета И. Я. Мосякину: в ноябре прошлого года записался к нему на прием. Мосякин пообещал разобраться. Но фактически переадресовал мой вопрос начальнику управления социальной защиты Т. А. Воробьевой. А она попросту отписала мне, что по местным законам я не имею права на дополнительную жилплощадь. Обращался я и в приемную партии «Единая Россия», которая работает в Орле. Но из приемной мое заявление было отправлено не в Москву, Путину, а в администрацию города Орла. И оттуда мне пришел ответ, в котором было просто повторено все то, что я и так знаю, — что у меня больше чем 11,5 кв. м и потому я ни на что не имею права претендовать. Круг замкнулся.

А я никак не могу понять: если мне как ветерану положено 36 квадратных метров жилплощади, а фактически я имею 17,12 квадратных метра, то почему я не могу получить недостающее или хотя бы денежную компенсацию? Но пока нас, ветеранов войны, делят на «нуждающихся» и «ненуждающихся», «достойных» и «недостойных», — я понимаю одно: правящая партия «Единая Россия» думает не столько о реальной поддержке ветеранов, сколько пытается разыграть «ветеранскую карту» в борьбе за свой пошатнувшийся рейтинг. Зачем же нас так унижать? Мы же, по словам Д. Медведева, и герои, и великие люди! А на деле оценивает нас местный чиновник. По метражу!

А. Грядунов.
АНО "Агентство печати "Красная строка"
Постоянный адрес новости: http://www.orelcity.ru/news.php?id=2411
Дата публикации: 25 февраля 2010 г., 9:06
Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив