СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»
04.08.2015 Вадим Потомский недоволен темпами строительства домов на месте взрыва

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

М. Тутыхин: «Мы не рабы, рабы - немы!»

Когда-то в 20-е годы прошлого века наши предки, учась грамоте в ликбезе, вместо слов «Мама мыла раму» писали в прописях фразу, вынесенную в заголовок. Русский крестьянин, русский рабочий, постигая грамоту, учились быть свободными людьми.
Прошло девять десятилетий, и пора вновь вспоминать эти нехитрые слова. О том, как это происходит, мы расскажем на примере событий на Верховском молочно-консервном заводе.
Наступление немоты
Когда-то Верховский молочноконсервный комбинат был гордостью района. Здесь выпускали известное на весь Советский Союз сгущённое молоко. Верховцы часто с гордостью рассказывали, как, приехав куда-нибудь на Север или на Дальний Восток, обнаруживали в тамошних магазинах банки сгущенного молока с надписью: произведено на Верховском мо-лочно-консервном комбинате Орловской области.
На комбинат свозили молочное сырьё из многих соседних районов. На колхозно-совхозных пастбищах паслись тысячи коров, на фермах работали сотни крестьян, рабочие комбината выпускали высококачественную экологически чистую продукцию. Верховскую сгущёнку любили моряки подводных лодок, полярники, чабаны высокогорных пастбищ Памира и малыши всех территорий СССР. Руководители комбината добивались выполнения и перевыполнения плана производства продукции, отличившихся рабочих за доблестный труд награждали орденами и медалями, условия труда улучшались с каждым годом, работать на комбинате было престижно.
Но всё это в прошлом. С 90-х годов начался упадок всего и вся. Предприятие в результате ельцинско-чубайсовской «при-хватизации» ушло из государственной собственности, долго «ходило по рукам» (одно время хозяином был бывший директор Музалёв), пока, наконец, не попало в хваткие лапы московской компании «Главпродукт».
Теперь мало кто на предприятии помнит, какие были порядки при Советской власти. Уже почти два десятилетия власть в стране антисоветская. Вместо трудового коллектива государственного комбината, в котором человек человеку друг, теперь ЗАО (закрытое акционерное общество), в котором человек человеку...
Чем частное предприятие отличается от государственного? Азы политэкономии гласят: цель государственного - производство продукции для удовлетворения потребностей общества. Цель частного - получение прибыли. Чем меньше расходы на производство, тем больше прибыль, получаемая владельцем.
Как только ВМКЗ стал собственностью «Главпродукта», рабочие почувствовали это на, так сказать, собственной шкуре. Администрация и руководители среднего звена, бывшие товарищи по коллективу, стали вдруг «приказчиками» неведомого московского хозяина (работодателя). Негласно (без письменного оформления) было объявлено: больничные листы не приветствуются, денег за сверхурочные работы - не ждите, спецодежду - не просите. Экономия на всём, но не в интересах предприятия, а в интересах хозяев. Рабочие роптали, но протестовать не смели, так как профсоюзную организацию ещё при Музалёве развалили. Каждый рабочий остался один на один  с администрацией, в райком на руководителя не пожалуешься.
Голос пробивается
Главный козырь современных «эффективных менеджеров» в их борьбе против наёмных работников - безработица. Стоит рабочему предъявить претензию (хотя бы и на 100% справедливую), ему отвечают: «Не нравится - уходи!» И человек смолкает, куда уходить-то? Не советские времена, когда рабочие требовались за каждой проходной.
Порядки, установленные представителями «Главпродук-та», рабочим не нравились, зарплата у многих едва превышала 3-4 тысячи рублей, но жаловаться было некому. Между собой верховские женщины (а их на заводе большинство) частенько вспоминали памятных ещё со школы Кабаниху и Салтычиху. Для тех, кто подзабыл, напомним, что Салтычиха - реальное историческое лицо, помещица-садистка, лютовавшая над крепостными, которую даже царским властям пришлось судить и посадить в тюрьму. А Кабаниха - действующее лицо пьесы Островского «Гроза», установившая в доме такие порядки, что невестка предпочла в Волгу броситься.
Вот цитата из заявления рабочей Б.: «Во время больничного листа ко мне домой от администрации пришла С. Говорила, чтобы я не указывала производственную травму, что их за это накажут на 100 тыс. рублей. Она грозила, что мне больше не работать на заводе, топала ногами, кричала до тех пор, пока всё это не прекратил мой муж.»
И всё же нашелся человек, высказавшийся громко в защиту законных прав рабочих. Им оказался рядовой грузчик Виктор Павлович Казаков. Сумев объединить вокруг себя грузчиков и транспортников, он поставил перед администрацией завода вопрос об оплате сверхурочных работ, о спецодежде, а заодно и объявил о создании профсоюзной организации и попросил предоставить помещение для проведения собрания. В проведении собрания на территории завода было отказано, члены профсоюза собрались возле заводского забора. Для директора М.А. Веклич это было настолько неожиданно, что она обратилась к главе администрации Верховского района и в районную прокуратуру. В своём письме она обвинила представителей профсоюза (не только заводчан, но и функционеров из Орла) в том, что они проводили у стен завода несанкционированный митинг.
Но Казаков также искал помощи на стороне. Он написал письма в областную инспекцию по труду, а также в райком профсоюза работников агропромышленного комплекса. Прибывшая на предприятие правовая комиссия по труду выявила нарушения и обязала дирекцию выдавать работникам спецодежду, оплачивать сверхурочные.
В этом месте нельзя обойтись без цитат. Казаков пишет в госинспекцию труда: «С 2004 года мне выдали всего одну телогрейку, хотя в трудовом договоре обговорены условия обеспечения спецодеждой.» М.А. Веклич на двух листах отвечает «грузчикам отдела по поставкам сырья и материалов»: «Согласно п. 24 «Правил.» - работникам по окончании работы выносить средства индивидуальной защиты за пределы организации запрещается. Выше указанный пункт работниками отдела маркетинга игнорируются, зимняя одежда хранится почти у всех дома. В каких условиях она у них хранится - неизвестно. Возможно, она пришла в негодность из-за небрежного отношения, однако делать выводы без проведения служебного расследования невозможно. В связи с чем, администрацией общества будет создана комиссия, которой до 01. 11. 2009 года будет проведено служебное расследование по данному факту».
То есть, вы хотели спецодежду получить? Получите пока служебное расследование.
Холодная война
Вообще, М.А. Веклич долгое время отказывалась признать право рабочих на создание профсоюзной организации. С помощью райкома и обкома работников АПК Казаков зарегистрировал свою организацию. С тех пор прошло более года, но директор до сего дня общается с профсоюзным лидером исключительно посредством заказных писем. Непосредственное человеческое общение, видимо, ниже её достоинства. Говорят, что до назначения на должность директора она работала в детском саду соседнего района. Видимо, московские хозяева подбирают кадры не по профессиональному признаку, а по умению выполнять их установки.
Вотещё образчикэпистолярного творчества М.А. Веклич. На просьбу предоставить помещение для проведения профсоюзного собрания она отвечает:
«ЗАО «Верховский МКЗ» не имеет возможности предоставить помещение для проведения открытого профсоюзного собрания. с приглашением рабочих и служащих, а также сократить продолжительность рабочих смен». Попытка попасть на собрание представителей вышестоящих профсоюзных органов вызвала следующий «отлуп»: «Доступ на предприятие посторонних людей, не прошедших профилактического медицинского осмотра, без специальной одежды может негативно отразиться на качестве производимой продукции».
Так ведётся «холодная война» администрации против профсоюза Виктора Казакова. Как пишет профсоюзная газета «Солидарность», «представители администрации запугивали и продолжают запугивать людей увольнением, если выяснится, что те состоят в профсоюзе. На членов профсоюза оказывается постоянное давление. Каждое их действие отслеживается, и даже минимальная ошибка влечёт за собой взыскание».
Смельчаков, решившихся на открытое членство в профсоюзной организации, осталось всего 9. Хотя требования к администрации о заключении коллективного договора подписали 147 человек. Естественно, первым объектом административного давлении оказался сам Казаков. За опоздание с перерыва на 5 минут ему было объявлено замечание. Но он сумел доказать, что по профсоюзным делам задержался в районной прокуратуре и взыскание было отменено.
Чтобы перехватить инициативу, администрация пошла на создание альтернативной «карманной» профсоюзной организации. Естественно, штрейкбрехеры нашлись, но в отличие от «казаковской» организации, второй профсоюз нигде не зарегистрирован.
Надо отдать должное, Казакову и его товарищам помогли и председатель обкома профсоюза АПК Ольга Чеусова, и редакция московской профсоюзной газеты «Солидарность». Конфликт между администрацией и рабочими не удалось замолчать. Появились публикации, посвященные ситуации на Верховс-ком заводе, в ливенской газете «Уездный город» («Холодная война» на молочно-консервном заводе») и в верховской районной газете («Профсоюзное собрание за забором предприятия»). Скорее всего, не будь общественной поддержки, Казакова просто уволили бы с завода под любым предлогом.
Казаков писал и губернатору Козлову. Есть в этом письме характерная фраза: «Инвесторы -это хорошо, но люди не должны быть ущемлёнными в своих правах». Даже прошедший нелёгкую «боевую подготовку» в борьбе за положенные ему по закону кирзовые сапоги и телогрейку грузчик Казаков допускает, что «инвесторы - это хорошо». Куда уж лучше! «Прихватизировали» предприятие, построенное в 6070 годы прошлого века государством (ещё точнее - отцами и
дедами нынешних верховских рабочих), да ещё изгаляются над этими самыми рабочими.
Губернатору по письму  Казакова  ответил председатель   Федерации профсоюзов области А.Н. Евтеев, он успокоил губернатора: «Вмешательства руководства области в данной ситуации не требуется». Оказывается, Веклич милостиво разрешила профсоюзникам размещать свою информацию на стендах и позволила для профсоюзной работы использовать одну из комнат отдыха (раздевалку грузчиков). Евтееву и это кажется «победой трудящихся».
С точки зрения олигархов и мирового кризиса
Кстати, пусть никто не думает, что при Советской власти могло существовать крупное предприятие без актового зала для проведения профсоюзных собраний и праздничных концертов. Есть он и на Верховском заводе. Но вот что по его поводу сказала Веклич областным профсоюзным работникам (цитирую по газете «Солидарность»):
- Актовый зал граничит с же-стяно-баночным цехом. Если туда зайти во время работы цеха - нормально разговаривать будет невозможно, ничего не будет слышно. Для проведения собрания мне пришлось бы остановить производство.
Конечно, не только шум мешает директорше от «Главпро-дукта» «нормально разговаривать» с рабочими. И услышать она их сможет только тогда, когда рабочие проявят свою классовую солидарность, когда напомнят новоявленным «хозяевам», что всё вокруг построено и создано их руками.
Если м-м Веклич шум не позволяет услышать рабочих, то московским хозяевам «Главпро-дукта» мешает, видимо, дальность расстояния от Москвы до Верховья. Вот что они ответили газете «Солидарность» (стилистика документа сохраняется):
«Мы оцениваем, что обстановка между (?) трудовым коллективом и администрацией является хорошей. В условиях мирового финансового кризиса предприятие продолжает работать и выполнять свои обязательства перед трудовым коллективом в полном объёме. Нам неизвестно о каком-либо давлении. Отношения администрации и работников более чем хорошие».
Вот это «более чем хорошие» можно расценивать по-разному. Можно как издевательство над наёмными работниками. Можно как полное нежелание даже прислушиваться к «голосу профсоюзов». Возможно, Шмакова или Евтеева такое отношение олигархов к нуждам рабочих и устраивает. А вот грузчик Казаков и его мужественные товарищи имеют свою позицию. И это вселяет надежду.
P.S. Как соощил редакции В.П. Казаков, в профсоюзе ВМКЗ уже более 50 рабочих.

Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив