СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

Сергей Черняховский. Идеальная оппозиция

Граждане не доверяют власти. Но им нужны не просто те, кто будет ее ругать, а кто докажет, что способен влиять на поведение власть предержащих. Одно из наиболее очевидных противоречий политической жизни современной России: общество считает необходимым существование в стране сильной и влиятельной оппозиции, реальная оппозиция не пользуется серьезной поддержкой общества.

По данным Левада-центра, на вопрос «нужны или не нужны в России общественные движения, партии, которые бы находились в оппозиции и могли оказывать серьезное влияние на жизнь страны?», положительно отвечает 71% населения. Отрицательно – всего 16%. В динамике число первых за последние годы явно выросло – в 2002 году – 56%, в 2004-м – 66%, в 2005 – 61%, в 2007 – 66%. Число вторых, напротив, снижается – в 2002 году их было 24 %, в 2004 – 21%, в 2005 – 25%, в 2007 – 20%. То есть суммарно превышение числа тех, кто отвечает в пользу оппозиции, над теми, кто дает отрицательный ответ, за эти годы оставляет соответственно + 32, + 43, + 36, + 46, + 56.

Последние значения – колоссальны. Однако реальной оппозиции нет. А вокруг нынешней те, кто желал бы видеть в стране дееспособную оппозицию, объединяться готовности не демонстрируют. И это доказывается данными всех последних, в том числе и октябрьских, выборов.

Можно, безусловно, спорить о степени честности и фальсифицированности последних. Более того – очевидна массовая фальсификация на них. И по данным того же Левада-центра: да, ЕР на деле получила лишь 24% голосов избирателей тех регионов, где выборы проходили. Но ведь оппозиция получила намного меньше: КПРФ – 6%, «Справедливая Россия» – 4%, ЛДПР – 4%. Остальные – от силы по проценту. См. также: "Левада-центр": Результаты выборов в Мосгордуму были сфальсифицированы

Да, 24% – это не только предельно далеко от объявленных двух третей: это вполне соотносится с 71%, желающих видеть в стране сильную оппозицию и 16% не желающих этого. Но ведь из этих 71% нынешние более или менее значимые оппозиционные партии набирают от силы 14%... А маловлиятельные, расположенные на старом «протолиберальном полюсе», не набирают и пяти.

Это же подтверждается и данными, со ссылки на которые был начат разговор. На вопрос «есть ли сейчас в России значительные оппозиционные партии, движения?» положительно отвечают 38% граждан (два года назад – 41%). И 47% полагает, что таких партий нет. Два года назад – 33%: это было время, когда на весенних региональных выборах под натиском оппозиции затрещала монополия «Единой России» на власть в большей части из тех регионов, где они проводились.

Говорящая о своей «единственной оппозиционности и значительности» КПРФ даже и своими сторонниками таковой не признается. По данным ФОМ, в начале октября положительно относились к ней 40% граждан – но лишь 6% голосовало.

Лишь 5% считают, что она оказывает сильное влияние на положение дел в стране (они-то, надо думать, за нее и голосуют), но 39% полагают, что влияние ее слабо, а 40% – что она не оказывает вообще никакого влияния. Потому и не голосуют: за слабых не голосуют. Тем более что лишь 8% видят хоть какую-либо деятельность активистов КПРФ на местах, а 80% прямо говорят, что подобной деятельности не могут рассмотреть при всем своем желании.

Не в общей симпатии или антипатии дело. В самом первом вопросе – о том, нужна ли России оппозиция – речь шла именно о тех, кто «способен оказывать серьезное влияние на жизнь в стране». А когда люди говорят, что оппозиции в стране нет, то говорят именно о «значительных партиях и движениях».

Люди не доверяют и не симпатизируют власти. Но им нужны не те, кто будет ее ругать: за двадцать лет это перестало быть привлекательным. Им нужны те, кто докажет, что способен влиять на ее поведение. И строго говоря, с точки зрения политической науки, оппозиция – это не несогласие. Оппозиция – это противодействие, противостояние.

Нынешнюю власть, если рассматривать ее не просто как совокупность бюрократии и институтов власти, а как субъект политики, можно характеризовать тремя параметрами.

Первый, политический и политико-стилистический: она авторитарна, антидемократична, груба и нагла.

Второй, социально-экономический: она в значительной степени социальна, но не способна на мобилизацию, не способна на экономический прорыв и ускоренное развитие.

Третий, внешне - и историко-политический: она в значительной степени якобы«патриотична», то есть отстаивает внешние интересы России, ведет себя в общем комплиментарно прошлому страны, но делает это более чем половинчато и непоследовательно, особенно в вопросах восстановления территориальной целостности страны.

Наследники протолиберальных течений, наиболее радикально ведущие себя в отношении власти, обоснованно упрекают ее в авторитаризме, но, отвергая ее, отвергают и все остальное, все ее плюсы. Приди они вдруг к власти сами, может быть, будут и демократичнее, но, безусловно, принесут ей в жертву социальность и «патриотическую» составляющую. Массы понимают это – и презирают этот лагерь.

КПРФ на словах отвергает нынешнюю власть полностью, но ровно ни в чем не покушается на нее на деле. Массы видят это и давно перестали верить отчасти в честность коммунистов, отчасти в их дееспособность.

Объективно страна ждет оппозиции. Оппозиции, с одной стороны, сильной, способной принуждать власть считаться с ней и заменить ее в нужный момент. С другой – устраняющей то, что объективно является минусами сегодняшней власти.

Если бы власть была способна развернуть свой авторитаризм на нужды мобилизационного развития, большей социальности, последовательности и жесткости на международной арене – ее можно было бы принять. Но она этого сделать не может – и оппозиционного субъекта с такими качествами увидеть не удается.

Но если не обеспечивается прорыв в развитии – нет оснований мириться с авторитаризмом. Отсюда и главная претензия к нынешней власти: авторитаризм, грубость, наглость.

В этом случае оппозиция, которая объективно нужна России, – это оппозиция, которая: а) сможет заменить нынешний авторитаризм на демократическое правление, но б) не сократит, а резко увеличит социальные и антирыночные начала в экономической политике и в) не откажется от «патриотической» составляющей, а нарастит ее, сделав одной из первых своих целей в этом направлении решение задачи восстановления территориальной целостности страны.

Примерно это и имеет в виду большинство, которое хотело бы видеть в России сильную и влиятельную оппозицию. И это то, чего в большой степени сегодня не понимают старые претенденты на роль оппозиции.

газета.ru 
___________

Прим. ред. сайта ДЗВОН. Данная статья С.Черняховского, как и многие другие тексты этого автора, представляет собой вполне достоверный анализ относительного веса оппозиции в России на фоне потенциальной потребности в ней. Однако, есть существенный частный пункт, с которым невозможно согласиться, - это востребованность демократического правления. Во-первых, двадцать лет криминальной демократии в России практически полностью и надолго дискредитировали в стране демократическую идею, которая для большинства ассоциируется исключительно с разграблением и разорением страны, с неоколониальной ее зависимостью и угрозой окончательного распада. Извлекать из прошлого лозунг новой демократической перестройки сегодня не только нереалистично. На практике – это означало бы поддержку нового тура оранжевой революции в стране, котрорый на этот раз сопровождался бы новым ее расчленением. Во- вторых,  решать задачи восстановления разоренного Отечества никакой слабый анархо-либерально-демократический режим не сможет, да и не захочет. Это сможет сделать лишь диктатура развития, адресованная своей диктаторской составляющей классу криминальной буржуазии, олигархическим группам и люмпенизированных слоям. За двадцать лет своего господства компрадорский режим отбросил нашу Родину в своем развитии более чем на сто лет. Наверстать потерянное может лишь стабильная, крепкая, вооруженная ясными государственными целями и не зависящая от конъюнктуры власть, которой потребуется не менее двух-трех десятилетий работы по оздоровлению общества.

Материалы с сайта "Движение за науку" www.za-nauku.ru
http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=2186&Itemid=39
Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив