СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

Отчего на самом деле погиб «Курск» разбиралась «Советская Россия»

Что послужило гибелью подлодки? Могли ли спасти умирающих в ней моряков? А если могли, то почему не сделали? Эти и другие вопросы уже не один месяц беспокоют умы россиян…

Известный питерский подводник капитан Александр Лесков выдвинул сенсационную версию гибели атомной субмарины

По публикациям «Свободной прессы»

Это была первая крупная авария после того, как страну возглавил Владимир Путин. Вот как тележурналист Сергей Доренко описывал реакцию главы государства после трагедии:

– Он позвонил на Первый канал и сказал, что Первый канал нанял шлюх, которые выступили, чтобы дискредитировать его. И в том числе я ему потом доказывал, что это были не шлюхи, что это были вдовы офицеров. Это действительно вдовы офицеров, я впоследствии сам их видел в Видяево, и они продолжали говорить «неудобные» вещи, но он по телефону сразу отзвонил и сказал: «Вы нанимаете шлюх специально. Дали им по 10 долларов, специально, чтобы меня дискредитировать».

Официальная версия

Следствие, которое возглавлял генпрокурор России Устинов, установило, что «лица, участвовавшие в проектировании, изготовлении, хранении, приготовлении и эксплуатации торпеды 65-76А №1336А ПВ, не предвидели возможности ее взрыва и гибели экипажа вместе с кораблем и по обстоятельствам дела такой возможности предвидеть не могли». Поэтому было принято решение о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Не найдено состава преступления и в действиях кого-либо из членов экипажа «Курска».

О причинах катастрофы было выдвинуто 18 рабочих версий. Основными из них являлись следующие:

- столкновение с российским или иностранным подводным или надводным кораблем;

- поражение торпедой или ракетой российским или иностранным подводным или надводным кораблем;

- диверсия;

- террористический акт;

- подрыв на мине времен Великой Отечественной войны;

- гибель в результате нештатной ситуации с его вооружением.

В итоге, следствие посчитало, что катастрофа произошла в 11 час. 28 мин. вследствие взрыва торпеды 65-76А внутри торпедного аппарата и дальнейшего развития взрывного процесса в боевых зарядных отделениях торпед, находившихся в первом отсеке подводного крейсера.

Взрыв повлек гибель личного состава первого отсека, значительные разрушения в межбортном пространстве лодки и полностью разрушил торпедный аппарат №4 и частично торпедный аппарат №2. В результате этого в прочном корпусе образовались отверстия, через которые в первый отсек лодки начала поступать морская вода, затопившая практически полностью первый отсек лодки.

Ударная волна, а также летящие фрагменты хвостовой части разрушенной торпеды и торпедного аппарата №4 инициировали взрывной процесс взрывчатого вещества боевого зарядного отделения ряда торпед, которые были расположены на стеллажах внутри первого отсека. Развитие в течение более 2 минут взрывного процесса в боевых зарядных отделениях торпед привело к их детонации, а затем и к передаче детонирующего импульса другим торпедам, находящимся на стеллажах.

Второй взрыв произошел в 11 час. 30 мин. 44,5 сек. Он привел к полному разрушению носовой оконечности, конструкций и механизмов его первого, второго и третьего отсеков. Получив катастрофические повреждения, корабль затонул на глубине 110–112 метров.

Возможность использования оставшимися в живых членами экипажа всплывающей спасательной камеры отсутствовала из-за разрушения носовых отсеков корабля, поэтому они стали готовиться к выходу на поверхность через спасательный люк 9-го отсека.

Однако целый ряд объективных факторов не позволил этого сделать. К этим факторам относятся: быстрое ухудшение самочувствия людей, ослабленных в процессе борьбы за жизнь под действием угарного газа и повышающегося давления, условия недостаточной освещенности отсека. По этим основным причинам моряки-подводники так и не смогли предпринять ни одной попытки выйти из подлодки.

Согласно выводам экспертов все находившиеся в 9-м отсеке подводники погибли от отравления угарным газом не позднее, чем через 8 часов после взрывов, то есть не позднее 19 час. 30 мин. 12 августа 2000 года.

Версия капитана Лескова

Мы поинтересовались, что думает по поводу взрыва на «Курске» бывший подводник, капитан первого ранга в отставке, экс-командир подлодки К-147, представитель Общества ветеранов Третьей дивизии атомных подводных лодок Северного флота Александр Лесков.

Он одним из первых стал ходить на советских атомных субмаринах. А в 1967 году в качестве помощника командира первой атомной подлодки К-3 пережил страшный пожар на атомоходе. Катастрофа произошла под водой 8 сентября в Норвежском море. Командир был тяжело ранен, и Александру Яковлевичу тогда пришлось взять командование на себя.

В дальнейшем Лескову еще не раз пришлось участвовать в ликвидации аварийных ситуаций на атомоходах.

– Александр Яковлевич, почему официальная версия гибели «Курска», озвученная генеральным прокурором РФ, не кажется вам убедительной?

– Дело в том, что тогдашний генпрокурор России, излагая официальную версию гибели «Курска», не ответил на целый ряд вопросов, которые сразу же возникли у специалистов и, в частности, у командиров атомных подводных лодок.

– Например?

– Официальная версия утверждает, что «Курск» во время взрыва находился под водой. Этого не могло быть, потому что при длине подлодки в 153 метра, она не может погружаться там, где глубина моря не превышает 115 метров – а именно такова была глубина в месте затопления «Курска», которое, кстати, является полигоном надводных кораблей, а не подводных лодок. Такая глубина для огромной лодки – как лужа для щуки. Чтобы погрузиться, подводная лодка должна иметь под килем – минимум три ее длинны, то есть в данном случае – не менее полукилометра. И это знает любой командир АПЛ. При глубинах в 100 метров никто не разрешил бы погружения.

Во-вторых, официальная версия гласит, что лодка врезалась в дно, и произошел второй взрыв. Это тоже не похоже на правду – от удара подлодки об дно никогда в истории подводного флота торпеды не взрывались.

Еще одно доказательство того, что субмарина во время взрыва находилась в надводном положении – ее фотографии, полученные, когда она уже лежала на дне. Лодка была с поднятыми выдвижными устройствами.

– Что это означает?

– Все выдвижные устройства лодки поднимаются только при надводном положении.

– Хорошо, пусть при взрыве «Курск» был в надводном положении. Что это меняет в данном случае?

– Во-первых, одна маленькая ложь порождает большое недоверие. Во-вторых, взрыв под водой фигурирует, как основная версия. Но взрыва под водой не было. Если бы он произошел под водой, была бы совершенно иная картина повреждений: корпус бы разворотило изнутри, на самом деле вся обшивка была загнута внутрь. Но повторяю, торпеда сама по себе взорваться не может. Кроме того, торпеды не детонируют, потому что на каждой стоит четыре уровня защиты. Если бы торпеда рванула сама по себе, это, извините, как укус комара в задницу слона – ерунда для такой подводной лодки. От одной торпеды не могли взорваться и все остальные. Даже при пожаре торпеды все вместе взорваться не могут. Я своими глазами видел на фотографиях, как лодка лежит на боку, а торпеды валяются на дне возле нее. И еще. Если бы, как говорит следствие, разом взорвался весь торпедный отсек, вода бы тут же хлынула в корпус, и пожара бы не возникло. Но найденные трупы подводников – сильно обгоревшие.

Существует еще масса противоречий...

Вообще запас плавучести АПЛ очень велик и рассчитан на то, что лодка остается на плаву при двух и даже трех затопленных отсеках. И не бывает таких аварий, при которых разом уничтожается практически вся лодка, включая командный пункт.

– А как бывает?

– Так бывает при очень мощном внешнем воздействии. Иными словами, если в лодку попадают ракеты. Думаю, «Курск» погубили именно ракеты, когда он двигался по поверхности моря в район учений. Наши ракеты.

– Ракеты?

– Да, ракеты. Думаю, было одно за другим два смертельных попадания. Но, как видим, даже при таком попадании кормовые отсеки остались целы, а люди – живы. И это отдельная история. Сначала сообщили, что слышали стуки изнутри подлодки – это правда, моряки оставались в отсеках. Моцак тогда сообщил: мы установили связь с ними, перестукиваемся. А потом отказался от своих слов. И это самое постыдное. А ведь они действительно перестукивались. Но прошли сутки, и все погибли. Я уверен, если бы этих ребят спасли, они бы рассказали, как их угрохали своими же ракетами.

– Их могли бы спасти?

– Официально утверждалось, что подводный колокол на корпусе затонувшей подлодки установить не могут. Господи! Да наши водолазы за пять минут этот колокол устанавливают, это проще пареной репы. Потом стали говорить, что в стране глубоководных аппаратов не было... Ничего подобного, все есть, и были там наши подводники и все сфотографировали с глубоководных аппаратов. Один из них вдруг стал после этого Героем России.

– Как долго подводники ждали помощи?

– Я думаю, двое суток жили. Больше вряд ли протянули. И водолазы могли попытаться их спасти, если бы получили приказ. Но, увы, не получили. Иначе остались бы свидетели того, что произошло на самом деле, и тайное стало бы явным. Остаются и еще вопросы. Например, зачем нужно было почти год на том месте, где затонул «Курск», держать надводный корабль, который глубинными бомбами не подпускал никого к лодке? Зачем нужно было тратить огромные суммы, чтобы отрезать первый отсек? Вообще первый отсек – самый главный свидетель. Он мог все рассказать, о том, что произошло, но его не только отсекли на глубине, его еще там взорвали, уничтожив в пыль все, что могло пролить свет на причины аварии. А ведь операция по отрезанию стоила столько же, сколько сама подводная лодка. Миллиарды были потрачены. Я знаю, что были подняты две записки, одну из которых написал капитан Колесников. Но их содержания мы так и не узнали.

– Говорили еще о столкновении с американской субмариной?

– Правду скрывали очень неуклюже. И подкидывали несуразные версии. Одна из них – столкновение с американской подводной лодкой. Да мы много раз сталкивались под водой – и при всплытии, и носами – ну и что? Вмятины получали, ничего особенного. Одна лодка во время плавания дважды столкнулась с американцами, потом хохотали все над ней. Никогда столкновение под водой не принесет таких фатальных разрушений, какие были у «Курска». Считаю, нужно было сразу признаться в том, что мы своими собственными руками утопили «Курск». Но главная функция штаба ВМФ – скрывать правду. Они прикрываются жупелом секретности во всех авариях, которые были на флоте – ни об одной из них не сказано правды.

– Вы считаете, что ракета, которая попала в «Курск», могла быть пущена в рамках учений?

– Думаю, да. Это береговая ракета, вероятно, класса «земля-земля». Ее могли пустить откуда угодно: из Подмосковья, из Плесецка...

Правду скрывали очень неуклюже... Первый отсек – самый главный свидетель. Он мог все рассказать, о том, что произошло, но его не только отсекли на глубине, его еще там взорвали, уничтожив в пыль все, что могло пролить свет на причины аварии.

– Когда-нибудь правда о гибели «Курска» будет сказана, – заявила много лет спустя после трагедии корреспонденту «Свободной Прессы» мать командира 9-го отсека Александра Бражкина – Камелия Федоровна.

– Вас не устраивает официальная версия тех трагических событий?

– Нет. Они говорят, что взорвалась торпеда, но торпеда сама по себе взорваться не могла.

– Что же тогда было?

– Их подстрелили.

– Кто?

– Этого я не знаю. Об этом пусть судят специалисты.

Мама погибшего подводника права и лучше о катастрофе спросить у того, кто знает о службе на подлодках не понаслышке.

 

Автор сенсационной версии гибели атомной субмарины отвечает на критику читателей

Версия капитана Александра Лескова, высказанная в интервью «Свободной Прессе» о причинах гибели атомной субмарины «Курск», вызвала буквально шквал откликов и вопросов. Некоторые бумажные СМИ перепечатали материал, сопроводив собственными комментариями. «СП» решила продолжить тему и попросила Александра Яковлевича Лескова ответить на наиболее спорные вопросы, которые обсуждали наши читатели.

– Александр Яковлевич, самый безапелляционный комментарий к вашей версии гибели «Курска» дала газета «Комсомольская правда», перепечатавшая с сайта «СП» нашу публикацию... Автор комментария председатель питерского клуба подводников, как и вы – бывший командир АПЛ Игорь Курдин.

– Да, я читал этот отзыв директора клуба подводников – он назвал мою версию полным бредом. Вообще г-н Курдин является последние десять лет для масс-медиа главным специалистом по всем делам подводного флота в нашей стране. Снимая шляпу перед бизнес-талантами клубного подводника, не могу вместе с тем не отметить некоторую его заинтересованность в защите своего финансового благодетеля – Главного штаба ВМФ. И это особенно обидно, потому что Игорь в былые годы сам был непосредственным участником трагедии, которой навешан стандартный ярлык – «по вине личного состава». Тут я вспоминаю, как 25 лет назад главный правительственный телеканал показывал репортаж из кабинета генштаба Министерства обороны СССР. Начальник генштаба водил указкой по огромной схеме, доказывая, что южнокорейский «Боинг» благополучно пролетел над нашей территорией в сторону Японского моря… А закончил свой доклад генерал-полковник гневным замечанием: «Все домыслы в отношении того, что самолет мог быть сбит, – полный бред…»

Вспомнил я об этом и когда смотрел театральное выступление главного прокурора России на фоне боевой рубки изуродованной АПЛ «Курск»... И уже тогда я задался вопросом: почему такая путаница в простейших и очевидных фактах? По глупости или по умыслу?

А все эти официальные сообщения в первые двое суток после трагедии, пока с экранов не выгнали пресс-секретаря Дыгало, и право вещания не перешло лично к командующему флотилией подводных лодок Северного флота Моцаку?.. Еще раз повторю: одна маленькая неправда обязательно тянет за собой большую ложь.

Приведу только один пример из многочисленных нестыковок в официальных объяснениях причин гибели «Курска». Было объявлено, что АПЛ в течение последних перед взрывом двенадцати часов не выходила на связь и ее местонахождение неизвестно. А где-то через месяц было обнародовано, что перед самой аварией командир «Курска» Лячин передал радиодонесение (РДО), заканчивающееся словами: «Пытаемся отстрелить торпеду». И вот тут стоп! Любое РДО предваряется обязательными широтой и долготой местонахождения АПЛ. Если катастрофа связана со взрывом торпеды, то надводные корабли должны были прибыть в точку аварии не позднее, чем через час. Это не говоря о том, что по плану учений, местонахождение любого участника штабной игры расписано по минутам. Если данное сообщение командир передал по УКВ, то тем более, место гибели АПЛ было известно с высокой точностью. И это значит, что правда о трагедии была известна сразу, но, видимо, имелась необходимость что-то скрывать… Отсюда и понеслись версии про различные столкновения, сначала якобы с неопознанным сухогрузом, а потом доболтались до того, что гады-американцы запустили в «Курск» торпеду.

В одной из публикаций настоящий (не клубный) подводник, Герой Советского Союза Е.Д.Чернов (тоже начисто отрицающий версию взрыва торпеды на подводной лодке) предположил, что гибель «Курска» могла произойти от столкновения лодки с крупным военным надводным кораблем. Я допускаю версию тарана. Об этом свидетельствуют и вогнутые вовнутрь края облицовки прочного корпуса, но мне кажется, что в этом случае не могло быть столь масштабных губительных и мгновенных разрушений…

Печальная традиция руководства ВМФ СССР – никогда не говорить правду, прикрываясь грифом секретности, – сохранилась и в нынешнем главном штабе ВМФ. Испытал ее на себе и я, когда 40 лет тому назад после страшной трагедии на атомоходе «К-3» давал подписку о неразглашении… И вот последние 20 лет ветераны-подводники безнадежно бьются в тщетных попытках восстановить правду по отношению к погибшим в Норвежском море героям Первой Атомной лодки и снять с них незаслуженно навешанный позорный ярлык – «по вине личного состава».

Слава богу, что с гибелью «Курска» нарушена другая печальная традиция советского ВМФ – впервые страна воздала должное героической профессии военного моряка-подводника. Воздала сполна – и морально, и материально. Впервые останки моряков-подводников захоронены на одном из центральных кладбищ города, а не в заброшенных сопках, как это было с братской могилой «К-3»….

– А как вы прокомментируете утверждение нашего читателя, что на полигоне, где затонул «Курск», нет таких глубин – в три длины АПЛ, но лодки все равно погружаются?

– Да это ерунда! В одном только Мотовском заливе глубина – полторы тысячи метров.

– Дискуссию вызвало и ваше утверждение о выдвижных системах подлодки?

– Выдвижные системы – антенна, радар, станции опознавания, всего их восемь, и мы их называем «забор». Так вот, этот «забор» на «Курске» был поднят, а поднимается он только в надводном положении. И еще раз: лодка длиной 153 метра не может ни подниматься с глубины в 100 метров, ни погружаться – она просто зацепится за дно! Допустим, она погружается, дифферент на нос, и что? – она непременно воткнется в землю! АПЛ такого класса в Баренцевом море погружаются лишь там, где глубина начинается от 500 метров. А таких полигонов в этом регионе хватает. Есть заливы, где глубина в тысячу метров.

В месте, где погиб «Курск», погружение такой лодки исключено еще и потому, что работают циркуляционные насосы, подающие воду в систему охлаждения реактора. Если они, не дай Бог, со дна засосут ил, полетит вся система. Поэтому атомные подводные лодки не имеют право ложиться на грунт. Это в художественном кино могут такое показывать. Но на самом деле АПЛ категорически запрещено приближаться ко дну ближе, чем на 50–100 метров. Дизельные лодки – да, способны погружаться на небольшой глубине.

– Среди откликов попадались рассуждения об РДП – работа дизеля под водой?

– Какие РДП на атомных лодках? Шахты РДП существовали только на дизельных. С помощью РДП лодкам не надо было всплывать на поверхность для зарядки аккумуляторных батарей и вентилирования отсеков.

– Александр Яковлевич, вот что написал нам читатель под ником «Никанет»: «Был запуск баллистической ракеты из шахты, содержащей три ракеты. Запуск был произведен из космоса, срабатывание защиты, проходящей над «Курском» подлодки. В это же время производился запуск ракеты с «Курска», а перед этим были произведены запуски с кораблей. Именно запуск с кораблей и привел к срабатыванию сигнала на пуск ракеты из-под земли. Ракета большая, крылышки куцые, их две, зад у ракеты имеет отличие от запускаемой с «Курска», у них отличие в форме трубок (они поплоще), прикрытые корпусом. Ракета пришла с запада с разворотом на север под углом 90 градусов. Ракета легла на корпус и придавила «Курск», и это был первый удар, снизу пошли пузыри, затем как кольцом охват по корпусу, и ракета исчезла, взорвавшись. Нос на нос. Наши уходили вниз и вперед, но, увы. А американская подлодка стояла недалеко и смотрела, затем медленно стала уходить, и когда ракета стала приближаться, ее уже не было видно. Ракета прошла под носом у корабля, и пошла на подлодку «Курск». Настойчивая отработка «Булавы» в стадии летных испытаний может закончиться аналогичной трагедией. Все дело в словоблудии и безответственности высших чинов типа Иванова и его хвоста…»

– Знаете, здесь довольно умная вещь высказана. Но я ничего не могу добавить, поскольку этот комментарий писал ракетчик. Он знает, о чем говорит и поддерживает мою версию, дает ей техническое обоснование. Вот он и рассказал, как ракеты приходили к «Курску», он все объяснил. Я-то думал, что из шахты выходят две баллистические ракеты, а оказывается, три. Про запуск, произведенный из космоса, тоже ничего не могу сказать. Но этот человек определенно что-то знает, он хорошо осведомлен, и, похоже, находится под подпиской о неразглашении военной тайны и открыто сказать не может.

– Один из наших читателей утверждает, что нет таких ракет «земля-земля», и что ракеты не могут долететь до Баренцева моря из Плисецка и Подмосковья.

– А как же ракета, которая была пущена из Плесецка, попала на Дальний Восток?

– А как вы относитесь к версии, что «Курск» подбили американцы?

– Не может этого быть. Если бы иностранная подлодка подбила «Курск» – это бы означало начало войны. Наши ответили бы тем же. Если нас атаковали, значит, нужно отвечать! Но американцы не такие дураки, чтобы в наших территориальных водах начинать войну. Они, конечно, там крутились, они обязаны были это делать, и следили за нашими учениями, так же как и мы следим за шестым американским флотом, когда у них идут учения. А потом существует корпоративная этика, что ли, профессиональная честь: никогда подводники не будут безо всяких оснований друг друга убивать. Наоборот, если несчастье случается, они приходят на помощь друг другу. Ни наш командир, ни американский не имеют права начинать мировые войны.

– А идея о том, что «Курск» был потоплен ракетой с «Петра Великого»?

– Маловероятно, поскольку слишком много было бы свидетелей. Хотя… могли заплатить, то есть купить это молчание. Я же в основу кладу самое главное из своей собственной практики: при любой аварии у командира всегда есть время для того, чтобы оповестить, принять какие-то меры по спасению экипажа. Не может сразу экипаж весь погибнуть. Здесь же были настолько сильные, притом мгновенные разрушения, что у командира не было ни секунды. От чего могло быть такое повреждение? Ну, предположим, «Петр Великий» ударил. Все равно «Курск» остается на плаву, он не идет на дно! Он подтопится, но будет болтаться на поверхности.

– Официальная версия утверждает, что взрыву предшествовал сильнейший пожар?

– Каким бы сильным ни был пожар, он не может продолжаться одну минуту и быть во всех отсеках сразу. Когда у нас на «К-3» был стремительный объемный пожар, все равно личный состав вылетал из отсеков, где он бушевал. Мы загерметизировали горящий отсек, и те, кто успел оттуда уйти, был спасен. На «Курске» объемного пожара быть не могло, горело что-то конкретное.

– Якобы на «Курске» была новая ракета, которую китайцам хотели продать?

– Ничего не могу про это сказать. Не знаю. Я убежден, что «Курск» погиб по вине своих.

– Генпрокурор утверждал, что торпеды сдетонировали?

– Торпеды не могут детонировать! Тогда бы мы каждый раз шли на самоубийство, собирая по двадцать торпед в одном отсеке – одна взрывается, а остальные детонируют? Ну, что вы! Так не бывает. Нам говорят, что между первым взрывом и вторым было какое-то время, значит, командир мог сообщить об аварии. Почему он этого не сделал?

А вот про «Булаву» читатели вспоминают не зря. Ее носит и шатает туда и сюда, и здесь такая история могла произойти запросто. Путину ведь отрапортовали, что ракета в Тихом океане поразила цель. В общем, она наводится куда угодно. Хотя я не утверждаю, что «Курск» поразила именно «Булава». Но месяц тому назад президент Медведев расформировал конструкторское бюро, которое разрабатывало ракеты «Булава». Все – закрыто. «Булава» снята с вооружения.

А теперь, если позволите, у меня есть вопросы:

1. Почему так тщательно охраняли первый отсек, который затем был уничтожен?

2. Удалось ли члену Совета Федерации господину Попову в бытность его командующим Северным флотом «посмотреть в глаза тому человеку, который все это придумал»?


«Советская Россия»
http://kprf.ru/rus_soc/69949.html
Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив