СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

КОМУ НАС ПРОДАЛИ? –задаются вопросом рабочие ЗАО «Залегощь-сахар»

47 лет назад в небольшом райцентре Залегощь развернулось крупное строительство. Страна нуждалась в собственном сахаре, поэтому под руководством чешских специалистов на берегу Неручи в трёх километрах от железнодорожной станции в начале 1960-х годов построили крупный сахарный завод, на котором производилось до 20 тыс. тонн сахара-песка. Рядом вырос и жилой посёлок для полутысячи «сахарников». В нем появились школа, детский сад и все необходимые социальные объекты. Окружающие колхозы и совхозы специализировались на выращивании сахарной свёклы. В процессе производства сахара попутно вырабатываются тысячи тонн жома, который охотно поедается коровами и телятами. Поэтому рядом с сахзаводом построили два комплекса по откорму молодняка КРС. Только на одном из них ежедневно производили по 10 тонн первосортной телятины. Работники завода и сельхозпредприятий получали хорошую зарплату и массу социальных льгот.

Сохранить завод

В 1991 году всё это плановое благополучие развалилось. Вдруг обнаружилась толпа алчных людишек, жаждущих стать «эффективными собственниками» бывшего государственного и общенародного имущества. Завод акционировали, но полноценно он уже не работал. Всё время обнаруживалось, что производство сахара нерентабельно. Дышащие на ладан хозяйства сокращали посевы свёклы, откормочные предприятия перестали откармливать скот, и огромные помещения для скота опустели.

На фоне общего развала сельскохозяйственного комплекса на сахарном заводе калейдоскопически менялись хозяева и руководители. А страдали рабочие. Сырья заготавливалось мало, сезон сахароварения становился всё меньше, одно время выручал кубинский сахар-сырец, но и он перестал поступать. Меньше вырабатывалось продукции – меньше становилась зарплата. Райцентр – не Москва, даже не Орёл, работу найти очень нелегко, поэтому рабочие делали всё, чтобы сохранить производство. Старожилы ещё помнили, что это они своими руками строили завод, считали его своим, понимая, что те, кто объявляются его хозяевами, – самозванцы и жулики.

Но вот в 2007 году ЗАО «Залегощь-сахар» обрело нового хозяина. Как писала тогда губернаторская пресса, «большую роль в возрождении Залегощенского сахарного завода сыграла корпорация «Евросервис». Инвестор, которого привел в область губернатор Е.С. Строев, вложил в предприятие более ста миллионов рублей. Новый владелец помог подняться заводу с колен».

И действительно, сезон 2007-2008 годов прошёл для залегощенских сахароваров относительно удачно. Было произведено 24 тысячи тонн сахара-песка. Способствовало этому создание собственной зоны свеклосеяния – агрофирмы «Орёл» в Залегощенском районе и агрофирмы «Хомутово-свёкла» в Новодеревеньковском районе. Средняя зарплата в 2007 году составила 7639 рублей. Сказать, что это много, было бы кощунством, но в селе «эффективные собственники» больше не платят.

Конечно, проблем в работе ЗАО «Залегощь-сахар» хватало. Главная из них – некуда девать жом. Если раньше в заводоуправлении стояла очередь хозяйственников и частных лиц, желавших купить жом на корм скоту, то после ликвидации животноводства он превратился для сахарников в страшную обузу. 90 тысяч тонн жома было вывезено на поля, на свалку, в овраги. В селе Нижнее Скворчье жом валили в старые силосные ямы, что вызвало естественное недовольство населения. Возник конфликт у завода и с жителями пос. Привокзальный, когда пруды-отстойники переполнились отходами, и зловонные ручьи залили единственную дорогу, связывающую поселок с райцентром. Залегощенцы жаловались в дирекцию завода, но там отвечали, что бессильны что-либо изменить, так как все финансы в руках головной компании, которая располагается в С.-Петербурге.

Гендиректор ЗАО М.А. Рыжиков был полон оптимизма, хвастался итогами сезона и строил планы на будущее: «Нам не хватило четырёх тысяч тонн сахара, чтобы с уверенностью сказать, что мы сможем обеспечить этой продукцией всю Орловскую область. Тем не менее, в минувшем сезоне мы обошли по выпуску готовой продукции Колпнянский сахарный завод. Надеемся, что в следующем сезоне мы опередим его и по производительности тоже» (ИА «Регион 57»).

Кризисмены

 

Увы, недолго музыка инвестора играла для залегощенцев. Рыжиков в Залегощи предполагал работать, а хозяин «Евросервиса», имевший контору в С.-Петербурге, но проживавший в Израиле, Константин Михайлович Мирилашвили строил совсем другие планы. По данным газеты «Просторы России», к тому времени он покинул нашу Родину и вернулся на «родину историческую» – в Израиль, где взял себе новую фамилию – Мирелли. С каким багажом он выехал «на землю обетованную», никто уже не узнает, разве что израильская полиция. Факт тот, что головная компания прекратила финансирование ЗАО «Залегощь-сахар». Не забыв при этом вывезти и продать весь произведённый залегощенцами сахар, оставив их без сахара и без денег.

Случилось это не в первый раз, поэтому надежда на новый сезон сахароварения оставалась. Да ведь и свёкла нового урожая росла на залегощенских и хомутовских полях. Директор завода просит помощи у главы района. А.И. Санин пишет письмо в далёкий С.-Петербург очередному главе компании «Евросервис» Д.Б. Энштейну (не путать с Альбертом Эйнштейном – автором теории относительности – М.Т. ). Он призывает «уважаемого Давида Берковича… спасти ситуацию по выплате заработной платы на ЗАО «Залегощь-сахар» в сумме 1313300 рублей». В противном случае, писал Санин, завод лишится грамотных, опытных кадров, на которые возлагаются большие надежды по реконструкции и увеличению производственной мощности завода.

Но в бывшем Ленинграде, видимо, уже никто ни на кого надежд не возлагал. 8 июля 2008 года определением арбитражного суда Орловской области в отношении ЗАО «Залегощь-сахар» была введена процедура наблюдения.

Руководители завода, зная это, продолжали вести подготовку оборудования к новому сезону сахароварения. 28 июля финансовый директор ЗАО «Залегощь-сахар» докладывала на сессии райсовета: «Задолженность предприятия по НДФЛ составляет 1,7 млн. рублей, по земельному налогу – 1,1 млн. руб. В настоящее время ведётся ремонт предприятия и подготовка к новому сезону работы. Налоги планируем платить в период, когда пойдёт сахар».

Надеялись на новый сахар и рабочие, потому и подготовили завод к сезону, с июня не получая зарплату. В середине августа люди поняли, что надежды на получение зарплаты и на пуск завода нет. Два дня рабочие не приступали к своим обязанностям, собираясь перед заводоуправлением. Никто из руководителей к ним не вышел, директор в цехах кричал: «Вы срываете пуск завода! Будем вас привлекать к ответственности!» 18 августа на завод приехал глава райадминистрации А.И. Санин, поговорил с рабочими, зашёл в заводоуправление и… уехал. Частная собственность в буржуазной России неприкосновенна. Об этом не устают напоминать нам президенты Путин и Медведев.

2 сентября рабочие написали письмо Е.С. Строеву:

«Завод остался с долгами по заработной плате, налогам, должен хозяйствам за сданную свёклу, с завода уходят специалисты и уезжают в Москву и другие города, так как работы в посёлке нет… Посёлок наш небольшой, всего 6000 человек, и с остановкой завода могут потерять работу работники сельского хозяйства, которые заняты выращиванием сахарной свёклы, а в связи с массовым выездом трудоспособных людей на заработки умрёт и посёлок, в котором останутся одни пенсионеры.

По выплате заработной платы коллектив обращался за помощью в прокуратуру, органы местной власти, СМИ. Однако проблема до сих пор не решена, люди бедствуют, а К.М. Мирелли жирует в Израиле».

Рассказывают, что ходоки передали это письмо губернатору на орловском ипподроме во время какой-то сельскохозяйственной выставки.

Униженные и оскорблённые

 

Мне не первый раз приходится писать о рабочих, которых хозяева оставили без зарплаты и без работы. Картина везде одна: во Мценске, на МЗАЛе, в Орле, на «Пенобетоне», в Залегощи, на сахарном заводе. Рабочих людей заставляют, как милостыню, выпрашивать свои кровно заработанные деньги. Их вынуждают обивать пороги прокуратур и судов, администраций и инспекций по труду. Повсюду с ними разговаривают как с докучливыми просителями, мешающими работать занятым чиновникам. Людям, оказавшимся по вине жуликов и мошенников в отчаянном положении, нещадно врут, на их слёзные обращения отвечают отписками. Вот, например, что ответил на письмо залегощенцев в правительство заместитель министра сельского хозяйства РФ А.А. Слепнёв:

«С целью выяснения сложившейся ситуации Минсельхоз России направил запрос на имя Первого заместителя Губернатора Орловской области В.А. Кочуева». Бедному Кочуеву давно не до ответов на письма из министерства. Он и сам на мир уже посмотрел через решётку. Далее: «Работникам ЗАО «Залегощь-сахар» предложено обратиться о взыскании по заработной плате в суд. С целью вывода предприятия из сложившегося положения принимаются меры к поиску инвестора сахарного завода, способного погасить кредиторскую задолженность ЗАО «Залегощь-сахар», прежде всего по оплате труда». В таких случаях даже деревянный Буратино говорил: «Ищи дурака!» А среди инвесторов дураков, чтобы брать на себя выплату чужих долгов, мало. Жуликов много.

Насмешкой над залегощенцами выглядит и выступление коллеги Кочуева – Н.Н. Цикорева. Он упрекнул районных руководителей за задолженность по зарплате. «При этом, отметил Николай Николаевич, собственные доходы в районе растут» («Орловская правда»). А через строчку доклада признал, что «Залегощь-сахар» – крупнейшее промышленное предприятие района, и агрофирма «Орёл» – самое большое сельхозпредприятие – имеют долг по зарплате почти в 14 миллионов рублей. Как же могут расти доходы района, если банкротятся самые большие предприятия? Загадка не для орловских экономистов. Известно, Орловщина – родина слонов.

А вот как прожить 6 месяцев без зарплаты, ни зам. министра, ни зам. губернатора рабочим залегощенских предприятий не сообщают. Пенсионерке Александре Семёновне Сошневой задолжали 21 тысячу рублей, её дочери – 23 тысячи. У дочери двое детей, пока все живут на бабушкину пенсию. Р.Н. Быковской завод должен 20 тысяч рублей. Биржа труда безработной её не признаёт, так как она работала только в сезон сахароварения, а для постановки на учёт нужно отработать в год не менее26 недель. (Такова участь всех «сезонников».) Муж Быковской работает в агрофирме «Орёл», там аналогичная ситуация. Служба занятости предложила поработать в Новосиле на рыбоконсервном заводе. Уезжать из Залегощи нужно было в 7 утра, возвращались в 10 вечера. Уволилась. Даже руководитель залегощенской службы занятости Н.Н. Шарков признал, что условия труда в Новосиле отвратительные: 12-часовая смена, холод, вонь в цехе, а самое главное – хамское отношение к рабочим. Да и вообще, идея возить рабочих в другой район, нелепа. Если новосильцы не хотят работать на заводе, то почему залегощенцы захотят? Потому что на дорогу надо тратить по два часа?

Конечно, рабочие имеют немало претензий к своему руководству. Но следует признать, что питерско-израильские хозяева «кинули» и администрацию завода. 20 октября и.о. директора А.А. Наумов (в подобных ситуациях, как правило, начинается чехарда директоров) обратился с письмом к руководителям «Евросервиса», в котором сообщает: «Из-за 4-месячной невыплаты заработной платы, отсутствия освещения, отопления охрана завода, весь остальной коллектив покинули свои рабочие места. По этой причине здания, техника, оборудование открыты для свободного доступа «бомжей», охотников за металлоломом… При подготовке завода к сезону переработки часть оборудования главного корпуса и ТЭЦ были испытаны путём набора воды под давлением. Конструктивные особенности некоторого оборудования не позволяют полностью удалить из него воду без нагрева, поэтому с наступлением устойчивых морозов оборудование разморозится. Из-за отсутствия отопления может выйти из строя дорогостоящая оргтехника и приборы».

Увы, пугать морозами и порчей дорогостоящего оборудования некого. Как рассказал А.А. Наумов, питерский офис «Евросервиса» давно не отвечает на телефонные звонки: все сотрудники фирмы уволились, хозяева исчезли. Известно куда. Из Израиля выдачи нет.

«Овация» ещё грянет

 

Читая различные документы и письма, посвящённые борьбе залегощенских сахарников за свою зарплату, моё внимание привлекло такое вот место: «Уважаемый Егор Семёнович! Наша область, и мы в том числе, живем всё время за Вами, как за каменной стеной, и знаем, что Вы всегда приходите на помощь народу в трудную минуту. Не оставьте в беде коллектив завода, не дайте погибнуть нашему предприятию».

Показалось мне, что авторы письма немного перегнули по части подхалимажа. Но залегощенцы, как руководители завода, так и рядовые рабочие, уверяли, что у них есть все основания обращаться к губернатору в такой тональности. Какие же? По общему мнению, Егор Семенович владеет 49% акций завода. Я не поверил. Не потому, что орловский губернатор не имеет права владеть заводами (чукотскому губернатору можно, а орловскому нельзя?). А потому, что не верил, что Е.С.Строев, имея хоть какое-то отношение к заводу, мог допустить такой развал.

Заход в Интернет показал, что залегощенцы правы. Одним из учредителей ЗАО «Залегощь-сахар», зарегистрированного в 2001 году, было ООО «Овация», единственным хозяином которого являлся небезызвестный Александр Семёнович Кустарев, шурин Е.С. Строева. «Овации» принадлежат 49% акций ЗАО «Залегощь-сахар». По мнению ИА «Регион 57», сейчас хозяином «Овации» является дочь Егора Семёновича – Марина Рогачёва. Но это, как говорится, дело семейное.

Учитывая, что Марина Рогачёва является чиновником крупнейшего масштаба – членом Совета Федерации ФС РФ от Орловской области, прошу считать данную статью коллективным обращением рабочих Залегощенского сахарного завода к ней с просьбой разобраться в сложившейся ситуации.

Пос. Залегощь.


Михаил ТУТЫХИН
"Орловская Искра" 24.11.2008 г.
Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив