СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

«Первый вагон» по дороге в отстой

Вообще-то проблемы передового домостроения внимательно и даже эмоционально были рассмотрены еще в сказке про трех поросят. Она, если не забыли, так и называется — «Три поросенка». Вкратце напомню сюжет: три застройщика в преддверии холодов выбирают три разных способа жилищного строительства. Самый ленивый, Ниф-Ниф, строит быстрее и дешевле всех. Нуф-Нуф — подстать своему братцу-оболтусу — лишь немного отстает по срокам и незначительно увеличивает смету. Наф-Наф выбирает традиционные технологии и долго возится с тяжеленными камнями (кирпич, блоки), чем вызывает издевательские насмешки со стороны двух передовых братьев — Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа. Они уже давно построили дома своей мечты и весело резвились на лужайках, распевая следующие песни. Если верить С. Михалкову, автору трех гимнов нашей страны, Ниф-Ниф утверждал:
Хоть полсвета обойдёшь,
Обойдёшь, обойдёшь,
Лучше дома не найдёшь,
Не найдёшь, не найдёшь!
Напомним, что автор этого куплета возвел свое жилище из соломы.
Нуф-Нуф, выбравший в качестве строительного материала ветки и тонкие прутики, заявлял:
У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом.
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!
Он, как видим, был не столь горд, как Ниф-Ниф, но тоже слегка преувеличивал.
И вот два братца подходят к площадке, на которой трудится Наф-Наф. Оба передовика поражены дороговизной и масштабностью проекта.
— Что это, дом для поросенка или крепость? — восклицают они с сарказмом.
— Дом поросенка должен быть крепостью, — отвечает им Наф-Наф.
Пока братья потешались над этим ответом, Наф-Наф изложил свое кредо:
Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!
Как показали дальнейшие события, он был абсолютно прав.
В наше время выбор строительных технологий определяется не столько желанием сэкономить время, чтобы подольше резвиться на лужайке, сколько банальными экономическими возможностями заказчика. Теперь даже самый трудолюбивый по одежке протягивает ножки. Дом мечты приходится выбирать из того, что предлагают.
Едем на Куликово поле под Орлом оценивать варианты. Дом мечты по областной целевой программе малоэтажного строительства должен быть недорог и комфортен. Можно сказать, сказка для бедных. Как подметил Егор Семенович, человек за десять тысяч может построить дом? Нет, даже думать об этом глупо. Ан нет, может. Но по новым технологиям. На Куликовом поле — дома сплошь по новым технологиям. Страшновато, конечно, но все когда-то бывает в первый раз. Может быть, и привыкнем. Главное, разобраться в соотношении цены и качества. Если соотношение приемлемое — берем!
Что радует: поле всего в четырех километрах от города. Во всяком случае, так утверждают реклама и сам К. Федотов — глава инвестиционной ипотечной корпорации, ответственной за строительство. Проезжам восемь километров от Ливенской — границы Орла. Вот и Куликово поле. Ну и название же, однако, выбрали! Хоть бы поменяли из одного уважения к истории родной страны. Хотя с этим смириться можно, где у нас только Мамай не гулял. Поражает километраж. От границы Орла до Куликова поля орловского — восемь километров. Восемь — это не четыре. Может, они морскими милями мерили, когда рекламу готовили? Нет, нам говорили, что земля в этих местах топкая, но чтобы так?
Заезжаем с некоторой тревогой. Чем хорош проект мало-этажной застройки, предложенный корпорацией? Вариантов — море, выбирай любой. Хочешь — сам стройся. Главное — дешево. Дом в сто квадратных метров — по цене однокомнатной квартиры, сам не раз этот слоган слышал.
Что-то пейзаж в урочище какой-то не такой... Дома — строящиеся и готовые почти что — редки, как зубы у любителя сладкого. По такой привлекательной цене и такая малая активность? Странно.
— Здорово, мужики! Дом продается?
С крыши спускаются два удивительно коммуникабельных и дружелюбных кровельщика — представителя братского народа с солнечного Юга.
— Да мы не знаем.
— А про технологии что скажете?
Улыбаются во весь рот:
— Сами смотрите.
Смотрим. Даже ковыряем пальцем. Пенопласт, что ли? А, это мы знаем: бетонный монолит, а с двух сторон — пенопласт, искусно подогнанный — для изоляции.
— А мыши этот пенопласт жрут? — спрашиваем у кровельщиков, все-таки долго здесь работают, вообще близки к строительному делу. Те улыбаются еще шире:
— Мыши все жрут!
Ладно, разберемся с мышами. А за счет чего экономия, размышляем сами с собой. Цемент для бетона нужен, а он недешев. На изоляции и отделке экономия достигается? А если при заливке пустота в стене образовалась? Редкость, что ли? И что тогда функции бетона будет исполнять — пенопласт по обе стороны? Технология, конечно, передовая, а если мыши придут? Говорят, гипсокартоном можно прикрыть.
Кровельщики улыбаются, их дело — изделие от дождя уберечь, остальное — чужие проблемы. Это правильно. Ох и трудно же обывателю привыкать к новому! Благо корпорация не неволит, не нравится одно — выбирай другое.
Слушай, опять-таки переговариваемся, а чего это здесь у домиков гаража какого-никакого для машины не предусмотрено? Технология несложная: врываешь два столба рядом со стеною, крышу продлеваешь, ворота навешиваешь — готов гараж. А гаражей нету. Может, машину предполагается сразу продать, чтобы по кредиту расплатиться? А может, это жилье для бедных, у кого на машину денег нет? А на чем они тогда до поля доедут? На маршрутке? Все-таки восемь километров, не наездишься. А может быть, для гаражей будет своя областная целевая программа? Все может быть. Все-таки дом мечты...
— Здорово, мужики! Вы что, не местные?
— Из Калуги.
— Сэндвич-панели?
— Точно.
— А там вон не орловцы лепят?
— Не, белгородцы.
— А там?
— Москвичи.
Ё-мое... А орловцы, которые жребий тянули, сами собирались строиться, они-то где? Ведь лето прошло, осень скоро закончится, мечта из рук ускользает. Время же — деньги. В строительстве — в буквальном смысле.
— Здравствуйте! — белгородцы строят красиво. Четыре домика, как близнецы, из этих самых сэндвичей. Шестеро рабочих достраивают последний, скоро так, но без суеты. Индустрия.
— В Белгородской области мы эти дома как пирожки печем, — рассказывает прораб.
— А у нас чего так хило это дело поставлено?
Прораб объясняет. В Белгородской области программа, аналогичная орловской, действует давно. Но там люди за участок в 15 соток сразу выкладывают не 500 тысяч, как вынуждены платить у нас орловской инвестиционной ипотечной корпорации аборигены, а только сорок пять тысяч. Остальные двести выплачивают в течение пяти лет. Почувствуйте разницу, как говорят. Если б нам да белгородские условия оплаты, народ, я думаю, не интересовался бы конструктивными особенностями домов из сэндвич-панелей, а скупал бы их вместе с участками, как те самые пирожки. Но у нас область специфическая и программа особенная.
— Ладно, сэндвичи так сэндвичи. Сколько стоит дом?
— Продавать будем по 20—22 тысячи за квадратный метр. В доме — 100 кв. метров.
— За два миллиона, что ли, домик?
Два миллиона — дом эконом-класса без отделки, пятьсот тысяч за участок плюс другое обустройство в чистом поле. Под вопросом школа, детсад и магазин (супермаркет), который только обещают. Минус канализация, которую тут проводить не собираются. Ничего себе дом мечты для небогатых! Может, белгородцы цену метра задирают, гонясь за сверхприбылью?
— Если вам кто-то скажет, что себестоимость квадратного метра любого жилья может быть меньше 16 тысяч рублей, плюньте ему в глаза, — посоветовал прораб.
— А зачем вы на это поле вообще зашли? — оценили мы перспективы белгородцев на Куликовом поле, — если у вас на родине и так дела идут?
Строитель рассказал, что наш губернатор был у их губернатора, увидел, восхитился, попросил показать, вот белгородцы и показывают.
Эта история является диагнозом всему строительному проекту на Куликовом поле. Когда ходишь по нему, создается впечатление, что задача у участников одна — выставиться, показать, а что будет дальше, никого не волнует. У белгородцев — налаженная индустрия. Даже если они сработают здесь по нулям, это их сильно не расстроит. Четыре дома — капля в море по сравнению с их обычными объемами строительства. Привязки выставляемых домов разных конструкций и технологий к потребностям жителей, которые гипотетически здесь будут жить, на Куликовом поле попросту нет.
Разумно было бы предположить, что ответственная за весь проект корпорация просчитает самый выигрышный вариант, подготовит инженерную инфраструктуру, объявит привлекательные условия для покупателей и тогда, сформировав абсолютно все участки, начнет строить цивилизованный поселок. Но ничего этого нет и в помине.
Здесь один выставочный домик, рядом другой. Купят? Может быть, а может быть, и нет. И как все это будет выглядеть, даже если купят? О культуре планировки можно забыть. В лучшем случае Куликово поле станет маленьким Шанхаем, но не тем, что построен в Китае ныне, городом-образцом, а сборищем разнородных конструкций, местным синонимом градостроительного хаоса.
Почему этот кошмар должен случиться сейчас, в двадцать первом веке, в проекте, сопряженном с национальной программой строительства доступного и комфортного жилья? Ответим на этот вопрос позже, когда перейдем к специфике политической и экономической жизни Орловщины. Заметим пока, что совершенно не случайно глава корпорации, которая не строит, а собирает деньги на строительство, К. Федотов сетовал во время депутатских слушаний на отсутствие «у нас своего домостроительного комбината». А откуда ему взяться? С неба свалиться, что ли? В результате К. Федотов вынужден уговаривать застройщиков зайти на Куликов поле и что-нибудь там построить; а потом будет вынужден уговаривать орловцев, вообще кого-нибудь это что-нибудь купить. Уже уговаривает. Это не областная целевая программа малоэтажного строительства, это песня!
От белгородцев идем к москвичам, они с металлоконструкциями возятся. Один дом, тоже выставочный. Если бы москвичи возводили его где-нибудь на площади Жукова перед стадионом, где асфальта много и обзор хороший, ничего принципиально бы не изменилось Их задача — показать и уехать. С чего кто-то решил, что в их доме будут жить? Его кто-нибудь купил?
— Нет пока. Хотите — покупайте.
Интеллигентные такие ребята москвичи, просто приятно с ними разговаривать. Но покупать поостережемся. Коттеджик дорогой и вид пугающий, кругом жесть.
Нет, мы сразу к объекту, который Егор Семенович еще весной открывал. Торжественно было. Первый дом! Ничего не было в поле, а дом уже был. Ну уж этот по определению должен быть если не лучшим из лучших, то хорошим, как минимум. Жаль, что опоздали. Но что это? В окошке здоровенными цифрами наискосок — номер сотового. Телефон застройщика-продавца? Не может быть! С весны ведь стоит...
Голос в трубке такой хриплый и усталый, что мы еще раз номер набрали, подумали, что ошиблись.
— Вот дом ваш посмотрели. Продается?
— Да.
— А что, не продали еще?
— Нет.
Первый блин на сковородке — это нормально. Но хозяйка никогда не устраивает по этому поводу праздников, не режет ленточек у плиты, а просто продолжает печь. Как правило, получается вкусно. На Орловщине же с фантастическим постоянством все бывает с точностью до наоборот: главное — испечь первый блин. Остальное вообще никого не волнует.
Строительство поселка на Куликовом поле — это эксперимент, которого не должно было быть. Так поселок не строят. Строительство не Америка, его открывать не надо, и малоэтажное строительство в этом деле не исключение.
Но президент сказал, что к 2020 году 70 процентов строительства в стране будет именно малоэтажным. И закрутилось...
Главное, учит Егор Семенович, это успеть сесть в первый вагон. Реализатор программы малоэтажного строительства на Орловщине К. Федотов кредо губернатора любит повторять. И ломанулись. Но все в первый вагон не поместятся. Можно не успеть. Не факт, что вас вообще туда пустят. Но если испечь первый блин. Да раньше других... Тогда, возможно, заметят и даже пригласят. Туда, в первый. Главное — успеть.
Это не просто мировоззрение, это вектор развития хозяйственной и политической жизни Орловщины. Иначе быть не может: каков поп, таков и приход. Если население целого региона не умирает со смеху, наблюдая, как мужики, согнанные на областное совещание со всех закоулков, размышляют про нанотехнологии, без которых, надо полагать, корова доиться не будет, то это свидетельство не просто грустных, а очень грустных обстоятельств.
Почти уверен: если федеральная власть шутки ради объявит, что приоритетным делом региональной политики является развитие космонавтики, областная администрация на всякий случай проведет семинар и на эту тему. Главы районов будут читать доклады, как у них дело с вкладом местной промышленности в ракетостроение, вообще как обстоят космические дела. А что делать? Главный приказал. Главное — испечь первый блин, а там будут новые проекты. И так — из вагона в вагон, из вагона в вагон.
Ладно космонавтика, пусть ее — нанотехнологию. Но с индивидуальным малоэтажным строительством какие проблемы? Как они вообще могли появиться? Ведь это даже уже не смешно, когда на тех же депутатских слушаниях зам. губернатора Е. Н. Вельковский мечтает, чтобы нынешние орловцы строили так же, как когда-то предки: собираются и всем миром идут помогать соседу. И так с участка на участок. Идеальная схема, конечно. Власти вообще тогда ни о чем думать не надо. Но о каких домостроительных комбинатах можно говорить, какие технологии всерьез обсуждать?
Что сложного в этих самых современных строительных технологиях? Ничего. Все элементарно, все работает на удешевление и эту цель преследует. С технической точки зрения — никаких изысков. Создавайте производство и клепайте «Лего» для взрослых. Но почему даже с такой ерундой в Орловской области напряг?
Никогда не ожидал услышать такой ответ от приезжего. Областную принадлежность этого строителя на поле Куликовом я обозначать не буду, чтобы не создавать ему лишних проблем. Сказал же он следующее:
— Чего же вы хотели? Как у вас может появиться что-то новое при таком чудовищном уровне откатов?
И он продемонстрировал поразительное знание местных реалий, поскольку, как оказалось, к нему уже подходили с таким же вопросом коллеги-строители из Орла. Вот объяснение нашего гостя, почему бизнес в Орловской области нормально развиваться не может.
— Если деньги за продажу двух из пяти подъездов в многоэтажке идут в карман «хозяину», что остается на развитие? Такой бизнес рано или поздно загнется. Удивительно, что он вообще еще не загнулся. А новый не развивается: слишком велики «издержки».
— Что же делать? — праздно полюбопытствовали мы.
— Вам власть нужно менять, — ошарашил он нас ответом.
Никакой политики, один трезвый расчет, калькуляция. Глас народа, правда, не нашего.
Нашли мы на Куликовом поле и земляков. Они тоже строили. Хороший такой дом, похож на каменный. В политику влезать вообще не стали, сразу спросили про стоимость. Рассказали. Два миллиона восемьсот тысяч (с ценою участка) дом, но без окон, без дверей и отделки. А если с окнами, дверьми и отделкой? «С отделкой сами считайте, дешевле выйдет». Вставляем, отделываем. Под четыре миллиона, что ли, домик? Наверное, он и должен столько стоить, но кто сказал, что это цена однокомнатной квартиры? Хотел бы я посмотреть и на двухкомнатную за такие деньги.
Почему вообще «эксперимент» на Куликовом поле называется строительством доступного жилья? Для кого — доступного? И почему бюджетные средства на эти цели отданы инвестиционной ипотечной корпорации, которая не строит? Может, лучше сразу исполнителям?
Мало того, что корпорация не строит, она даже обещание построить дает неубедительно. После того как все новые технологии показали свою очевидную недешивизну, К. Федотов заявил, что ставку можно делать на домостроение из оцилиндрованного бревна. Процесс простой: привозят из Архангельской области бревна, ваяем избы. От десяти тысяч за квадратный метр — изба. Это мечта. За такие деньги — мечта. Так вы, корпорация, хоть одну такую избу покажите! Не показывают. Увидеть ее можно только на сайте инвестиционной ипотеки. Самой избы, конечно, нет, есть ее виртуальный образ. Виртуальную избу, понятное дело, не пощупать, она есть только на экране монитора. Фотографии всех проектов, которые не раскупаются, сделаны на Куликовом поле (ездили, проверяли), а дешевая перспективная изба только в виртуале.
Хоть одно бревно привезите, что ли! Нет даже одного. Специалисты объясняют: если строить из тонкомера, может быть, и получится по десять тысяч — метр. Но вряд ли в таком доме можно будет жить. Дом из качественных оцилиндрованных бревен — удовольствие дорогое, и позволить его себе могут только богатые.
Как орловская реальность эту прозу собирается опровергнуть? С помощью каких технологий? Коттедж из тоненьких прутьев, по примеру Нуф-Нуфа возможен, но такой ли коттедж имела в виду корпорация? А по-другому дешево не бывает.
Дом по цене однокомнатной квартиры мы так и не нашли. Зато обнаружили объект с пристроенным гаражом. Этот домик стоял на отшибе и производил грустное впечатление. Рядом торчал металлический остов его недостроенного брата. Однако зашли. Примитивная планировка, сквозь пол, взращенный на новых технологиях, пробился и неплохо обжился здесь простой орловский сорняк. Похоже, по этому адресу давно никого не было. Выставка, далекий, редко посещаемый павильон...
Нельзя сказать, что орловские сорняки невозможно победить даже при передовом домостроении. Но почему так дорого и бездарно? Почему этот эксперимент на людях и бюджетных деньгах называется строительством дома мечты? Может быть, есть смысл пересесть из первого вагона во второй и осмотреться, узнать, как живут и чего хотят люди? Неплохо бы вообще пропустить несколько привлекательных составов, чтобы отдышаться. Может быть, тогда заживем чуть лучше? Ведь получается же в других регионах. Не во всех, конечно. Но редко где гордятся «первым вагоном», который, по терминологии деповских рабочих, давно бы должен уйти в отстой.

Сергей ЗАРУДНЕВ
ИА Красная строка - 01.10.2008 г.
http://www.orelcity.ru/wednesday/?id=1444
Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив