СВОБОДНАЯ (НЕОФИЦИАЛЬНАЯ) ПЛОЩАДКА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
18.03.2017 Противостояние
28.03.2016 Ставцева: Своим непониманием чиновники вынудили нас выйти на пикет
22.03.2016 «Прямо на глазах воруют!». В Орле состоялись публичные слушания по скандальному строительству возле 38-й школы
21.03.2016 Пленум городского комитета КПРФ снял с должности Первого секретаря горкома М.Навлева
25.02.2016 Депутаты-коммунисты Госдумы потребовали остановить разрушительную реформу здравоохранения
14.02.2016 В Орле прошел Всероссийский экономический форум
21.12.2015 Депутат облсовета Павел Будагов и его брат объявлены в уголовный розыск
21.12.2015 В Орле депутата облсовета задержали за езду пьяным
05.08.2015 Г.А. Зюганов выступил на телеканале «Россия 24» ГТРК «Орел»
05.08.2015 Г.А. Зюганов: «Я горжусь, что родился на Орловщине»

 
Политическая перезагрузка
2012-выбор.рф Все для обдуманного выбора
Рекламный блок:

08.10.2009 Можно ли людям есть орловскую кукурузу?

Разноцветными красками промелькнул визит президента России Д. А. Медведева в Орловскую область. Из телерепортажей в памяти остались яркие картинки: вот солнечным ветреным днем президент убирает свеклу на суперсовременном комбайне, вот с улыбкой рассматривает крупные желтые початки, вот осматривает новенький сверкающий элеватор... Затем — проводит совещание по итогам уборки урожая 2009 года и состоянию рынка зерна, в ходе которого государственные мужи и дамы умными словами говорят о различных аспектах...

Накануне этих событий ИТАР-ТАСС сообщило со ссылкой на пресс-секретаря главы государства Наталью Тимакову, что «во время рабочей поездки в Орловскую область Д. Медведев посетит элеватор, а также сможет наблюдать за ходом уборки различных сельхозкультур». Нам тогда показалась забавной эта фраза: «сможет наблюдать за ходом уборки различных сельхозкультур». Мы отнесли ее на счет далеких от реальной нашей жизни московских журналисточек. Однако так ведь на самом деле и получилось: экскурсия для президента... А ведь руководители основных зерновых регионов страны вряд ли съехались на Орловщину, чтобы посмотреть на выставку сельскохозяйственной техники или удивиться новому элеватору. Надо полагать, что скорее всего они надеялись обсудить насущные, животрепещущие проблемы сельского хозяйства. Что же оказалось в сухом остатке?

Открывая совещание, посвященное итогам сельскохозяйственого года в России, президент, надо отдать ему должное, говорил по существу. Однако он только обозначал «болевые точки»: «Мощности хранения изношены и недостаточны, мощности транспортировки тоже недостаточны. Только по Центральному федеральному округу существующие возможности позволяют длительно хранить не более 40 процентов собранного урожая. Мы вчера говорили с Александром Николаевичем Михайловым, когда я был в Курской губернии, — в прошлом году собрали хороший урожай, в апреле это зерно продали, за него уже деньги заплачены, но оно как лежало, так и лежит на этих элеваторах. Что делать? Куда девать новое зерно?» И так далее, в таком же духе. «Я думаю, что сегодня вы об этом скажете — и по текущей ситуации, и по тем возможностям государственной поддержки, которая по целому ряду направлений должна будет сохраниться», — обратился в итоге Д. А. Медведев к правительственным чиновникам, губернаторам, предпринимателям и банкирам, принимавшим участие в совещании. И они сказали, однако было такое впечатление, что все говорили на разных языках...

Руководители регионов все как один говорили о необходимости государственной поддержки, особенно в реализации зерна. Наш губернатор выразил эту мысль совершенно четко. «Да, сейчас без поддержки государства, действительно, не обойтись: есть проблема низких закупочных цен на зерно, — сказал в своем выступлении А. П. Козлов. — Пшеница 3-го класса — 3500 рублей за тонну. В помощь хлеборобам нужны как воздух зерновые интервенции. Механизм этих интервенций должен быть более гибким, более оперативным... Рассчитываем, что государство объявит новые цены в диапазоне от 6100 рублей за тонну продовольственной пшеницы и 3500—4000 рублей за тонну фуражного зерна».

Говорил Александр Петрович и о необходимости субсидирования государством процентных ставок по кредитам для отечественных сельхозпроизводителей, строительства элеваторов, затрат на приобретение высококачественных семян, о господдержке животноводства и выпуска современной сельхозтехники... Однако то, что услышал он и другие губернаторы от членов правительства, вряд ли отвечало их ожиданиям.

Министр сельского хозяйства Е. Б. Скрынник сыпала модными и современными терминами, стелила мягко, но... «Что касается новых зерновых интервенций... В марте были объявлены цены на закупку зерна урожая 2009 года. Цены были согласованы с правительством и соответствовали ценовой конъюнктуре на тот момент, — заявила Елена Борисовна. — При осуществлении закупок зерна через биржу цена будет снижаться в процессе торгов, и, таким образом, конечная цена закупок будет ниже индикативных объявленных цен... Объем закупок зерна будет зависеть от дальнейшего развития ситуации на рынке».

А первый заместитель председателя правительства В. А. Зубков выразился еще более определенно: «Государство — не склад». И пояснил: интервенции будут точечными, так что не надо допускать иждивенчества и каких-то завышенных ожиданий.

Это следовало понимать так, что, мол, разбирайтесь со своим зерном сами. Так все и поняли. Тем более что и министр Скрынник, говоря о мерах по повышению эффективности агропромышленного комплекса, в качестве приоритета в первую очередь назвала «рыночную эффективность, то есть производство сельхозпродукции в тех объемах, по тем ценам, того качества, которые востебованы на внутренних и международных рынках».

Примерно по такой же схеме шло обсуждение и других поднятых проблем. Скажем, о тех же элеваторах. Президент назвал цифру: нужно построить около 300 новых элеваторов по всей территории страны, что потребует где-то от 1,5 до 2 млрд. долларов инвестиций. Губернатор А. П. Козлов подтвердил: «Считаем правильным и своевременным рассмотреть вопрос по субсидированию государством строительства элеваторов».

Что же мы услышали от госпожи министра? «В настоящее время министерство разрабатывает программы развития инфраструктуры зернового рынка. Предусматривает комплекс мер: стимулирование предпринимательской инициативы по строительству современных эффективных элеваторов» и т. д. Однако, «к сожалению, активная фаза реализации этой программы может начаться в 2011—2012 годах». Может начаться, а может и не начаться... Что к тому времени будет — один Бог знает. Кто же станет выращивать зерно, если его ни хранить негде, ни продать по таким ценам невозможно? Не дают ответа.

И вот это разительное противоречие между некими «священными», неприкосновенными либеральными догмами и реальной жизнью российского села постоянно било в глаза в ходе всего разговора. Комментируя выступление белгородского губернатора, президент, например, заявляет: «Основная часть мясомолочной продукции должна производиться в России. Наш производитель должен доминировать на рынке». Должен-то он должен, кто бы стал с этим спорить, но ведь поголовье вырезано! Кому это не известно? И вырезано именно потому, что, с точки зрения либеральных «рыночных» подходов, животноводство в России, видите ли, «нерентабельно». А при «ценовой конъюнктуре на этот момент», как выражается госпожа министр сельского хозяйства, и производство зерна у нас «нерентабельно». Но нет, все равно «при осуществлении закупок зерна через биржу цена будет снижаться в процессе торгов». Государство — это вам не склад...

Или вот заговорили о земле — о проблеме изъятия неиспользуемых сельхозземель, о серьезной неразберихе с паями — прямом порождении «либеральных» 90-х годов. Президент признал: есть вопросы — и дал поручение правительству разобраться и внести предложения. Однако сколько таких поручений уже было — о-го-го! А воз и ныне там. Более того, там он и будет, где увяз в результате приватизации земли. Выход очевиден — земля должна быть только государственной. А хочешь на ней работать — пожалуйста, бери в аренду. Но частная собственность — это священная корова для наших властей, а слово «национализация» — почти проявление экстремизма, покушение на устои. Так что можно ручаться: ни через месяц, ни через два никаких внятных решений правительство не предложит.

Да и сам Дмитрий Анатольевич, правильно ставя проблемы, тем не менее постоянно оказывался в плену явных противоречий. Отвечая губернатору Краснодарского края А. Н. Ткачеву, который в своем выступлении сравнил зерно с нефтью, президент возразил: мы в течение десяти лет ничего не делали по изменению структуры экономики нашей страны именно из-за высоких цен на нефть. Эту его фразу, кстати, процитировали во всех телерепортажах. Но вывод-то каков? Чуть позже и немного по другому поводу Медведев его озвучил: «Мы должны другим путем идти, как говаривал классик». Однако эти слова уже в репортажи не попали. И резонно, потому что, подводя итоги, сам же президент заявил, что по сравнению с советским периодом мы находимся на «очень передовом рубеже» в сельхозпроизводстве. Как же мы оказались на этом «передовом» рубеже, если ничего не делали в течение десяти лет? Да и те проблемы, которые Дмитрий Анатольевич обозначал, как-то не свидетельствуют об успехах.

Президенту понравился свеклоуборочный комбайн, на котором он проехал несколько сот метров по малоархангельскому полю. «Это космос, конечно», — восхитился Медведев, но справедливости ради добавил: «У нас так пока, скажу откровенно, не везде, но сегодня это уже не единичные примеры. Это не та ситуация, которая была, к примеру, 10 лет назад, когда на новый комбайн сбегалась посмотреть вся область». Это верно, ситуация уже не та, но и говорить о каких-то «очень передовых рубежах» вряд ли правильно. Слава Богу, если только-только выкарабкиваться начали из разрухи, в которую загнали сельхозпроизводство реформаторы-«рыночники». А тут нам опять толкуют о «рыночной эффективности» в ответ на просьбы губернаторов о государственной поддержке. Вот и пойми, каким другим путем мы пойдем!..

Подводя итоги, президент обозначил три фактора развития сельхозпроизводства в России: новые технологии, работа над экономикой отрасли (снижение издержек) и помощь государства, включая создание новых правовых и экономических механизмов. Вот с последнего бы и начать.

Конкретно же для нашей области, как нам показалось, ничего особого губернатору выговорить не удалось. Ни снижения банковских ставок по кредитам, ни высоких цен на зерно никто внятно не пообещал. Предложение А. П. Козлова построить в Орловской области завод по производству комбайнов «Джон Дир» осталось без публичных комментариев. А когда Александр Петрович попросил дополнительных денег на завершение строительства Знаменского СГЦ, В. А. Зубков подсказал президенту: «Так ведь уже дали несколько миллиардов». Нашему губернатору ничего не оставалось, как поблагодарить, хотя журналистам было совершенно не ясно, о каких миллиардах шла речь: тех, что выделили раньше, или тех, что выделяют сейчас, так сказать, «под визит». Хотя сам по себе приезд президента, наверное, надо занести в актив — как-никак оказал моральную поддержку области и губернатору лично. Не только же с коррупционными скандалами Орловщине в федеральных СМИ «светиться». В такой ситуации даже кратко-временный приезд главы государства, даже «на экскурсию», — уже плюс.

Кстати, в завершение темы об «экскурсии». Одна из сопровождавших президента московских журналисток привезла с поля в малоархангельскую администрацию несколько кукурузных початков и принялась наивно спрашивать у орловских коллег, можно ли эту кукурузу есть людям. «Нашим людям — можно», — ответили ей. Но, кажется, девушка иронии не поняла...

Юрий Лебёдкин.
АП Красная строка
http://www.orelcity.ru/news.php?id=2175
Даешь дискуссию! Мы за право на свободу выражения мнения! Нет политической дискриминации! Архив